Воображариум

"Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька.

Оценить эту запись
Доброго времени суток, Нейтралка. С относительно недавнего времени я увлекся написанием разной ереси различной степени еретичности, однако на полноценный трехстраничный рассказо-бред решился только сегодня (читайте "вчера"). До этого у меня в рукаве были исключительно "произведения" размером не более или даже менее половины тетрадного листка.
Если кратко объяснять сюжет- история о том, как полицейский по имени Штефан отправился на свидание с девушкой, за что поплатился (возможно) жизнью и потерял немного крови. Мотайте на ус
Спойлер Тыц:
На улице медленно темнело, рабочий день закончился- я вышел из здания полиции. Тяжело выдохнул, потянулся и, окинув взглядом парковку, спустился по лестнице и направился в сторону дома. Хотя это сильно сказано… Стоило мне начать движение, меня остановила чья-то рука, судя по всему женская. Тонкие пальчики сомкнулись на моем плече, слегка сжимая его. Девушка явно не собиралась меня отпускать.
Я обернулся, желая таки разглядеть кто же та особа, что вцепилась мне в плечо словно ястреб своими когтями… И увидел знакомое лицо. Это была Микото, та самая новенькая что упрашивала меня взять ее в напарники. Почему-то я мгновенно запомнил ее имя, что не характерно для меня, но это не есть суть… Заметив, что я смотрю на нее, она слегка вздрогнула, перестала сжимать мое плечо, а затем и вовсе отпустила его, а ее глаза- она явно что-то нашла во мне. Ее глаза бегали из стороны в сторону, ища место где можно спрятаться, дать мне повод пожать плечами, принять ее за очередную сумасшедшую и уйти восвояси, дать мне повод забыть ее… Однако я перехватил инициативу. Полностью повернувшись к ней, я спокойно спросил ее:
-О, снова ты. Что на этот раз?
Она, вытерев капли пота со лба, необычайно спокойно, что удивительно, если смотреть на ее состояние несколько мгновений назад, промолвила:
-Привет! Я… хотела спросить у тебя кое-что…
Она снова замялась. Явно медлила, раздумывала стоит ли вообще пытаться, стоит ли задавать вопрос…
-Я хотела сходить в кафе, что неподалеку отсюда. Пойдешь со мной?-наконец спросила она.
Я знал что она скажет что-то подобное, можно сказать знал с самого начала разговора. Однако, несмотря на это, я затруднялся с ответом… А она тем временем смотрела на меня. Смотрела на меня с надеждой, с замиранием сердца ожидая моего ответа. Я молчал, однако когда-то же все таки придется отвечать и медлить с ответом явно не стоило…
-Почему бы и нет? Время еще не позднее, к тому же я голоден- готовят в столовой просто ужасно,-слегка улыбнувшись ответил я.
Сказать что она была рада- не сказать ровным счетом ничего, подло и нагло солгать. Она расцвела, заблистала, засветилась от счастья- синонимов может может быть сотни, тысячи тысяч и все они не смогут в полной мере передать ту радость, которую я увидел в голубых глазах этой необычной девушки. «А она не так уж и плоха»- подумал я и двинулся вместе с ней в направлении того самого кафе, которое она только что упомянула…

Шли мы медленно. Оба молчали, хотя по Микото было видно, что она так и рвется сказать что-то, но рот не слушается ее, не зубам расцепиться, не дает заветным словам вырваться наружу…
Как я уже говорил, мы молчали. Добравшись до места назначения я понял- мои опасения оправдались. Судя по всему девушка не здешняя- под «кафе» она подразумевала грязный, дешевый кабаре-бар «Глэмор»- не сказать чтобы я не любил это место, но оно явно не вяжется с теми местами, которые я обычно посещаю, да еще и в компании девушек… Но делать нечего- я согласился пойти сюда с ней, мне и расхлебывать эту кашу.

Я вошел в кафе следом за девушкой. Еще на пороге в лицо мне ударила жуткая смесь из запаха спиртного, табачного дыма и еще какого-то запаха, который узнает каждый мужчина, когда-либо гулявший на стороне. Запах шлюх, продажных женщин, что каждый день, в поисках работы, киснут тут, ждут чего-то несбыточного, но не находят… Но я здесь не из-за них и сейчас меня с ними ничто не связывает.
Мы с Микото двинулись дальше- вдоль барных стоек, столиков и каких-то людей… Мы продвинулись дальше- и я заметил знакомые лица за столиками. Здесь были почти все мои знакомые и друзья по работе- многие приходили сюда просто чтобы выпить, отдохнуть от работы, которые не торопяться домой, в объятья жен и детей, но среди них были и другие- несчастные и потерянные, забывшие радости жизни и пропивающие последние крохи в этом оплоте греха. Немногие из них находили утешенье у грудей местных путан, но большинство все так же гнило у барных стоек.
Микото ухватила меня за руку и усадила за столик, чего обычно не случалось на такого рода “свиданиях”- обычно я сам рассаживал дам, заказывал им еду, напитки… Это был самый настоящий удар по моему внутреннему джентельмену, но я был приятно удивлен, даже ошарашен.
Девушка села, спустя мгновение к столике подскочил официант- все по канону, мерзкий французишка с еще более мерзкими усиками и в блестящем фраке. Сделав заказ- бутыль коньяка и всего остального понемногу мы снова замолчали. Она- от неловкости, а я- просто потому что мне нечего было ей сказать. Начать вешать ей лапшу о своих “геройских полицейских подвигах”, наврать с три короба? Поговорить о детстве, семье, родственниках? Полно- такие разговоры сгодяться разве что для нашедших счастье в жизни предстарелых супругов с внуками на коленях… Говорить о личной жизни тоже ни к чему- если она узнает что у меня есть девушка это будет удар для нее, а так дела не делаются.

Сколько прошло времени- не знаю, я не считал. За окном, на улице было темно- хоть глаз выколи, однако в «Глэморе» жизнь еще теплилась. Народ медленно расходился- кто домой, к любимым женам и детям, кто продолжать веселье в объятьях ночи…
Мы пили. Пили много, попутно разговаривая абсолютно на разные темы- кто-то кому-то жаловался, изливал душу, кричал… Не знаю когда мы успели так разговориться, но факт остается фактом- эта девочка не переставала меня удивлять. Она, как оказалось, весьма умело обращалась со спиртным, почти прикончила бутылку, а все еще держалась на плаву, хотя мне постоянно казалось что она вот-вот возьмет и рухнет в обморок. И наверное дело бы закончилось миниатюрным Октоберфестом, если бы не случилось нечто, из-за чего последующие события уже нельзя было предотвратить…
На сцену вышла она. В нос ударил ужасно знакомый и приятных запах кофе и корицы- так могла пахнуть только одна женщина, та единственная и неповторимая, которой я клялся, которую боготворил… и отношения с которой заметно усложнились после этой ночи.
-Штефан, дорогой, а я потеряла тебя,-промурчала Джастин, сложив руки на груди и оперевшись на барную стойку.

Джастин Омелет- так ее звали. Когда-то было достаточно одного ее слова- и я готов был рвать на себе волосы, метаться вне себя от счастья, словно щенок который наконец-то дождался возвращения своей хозяйки… В ней было прекрасно все, абсолютно- лицо, бедра, грудь, вернее почти полное ее отсутствие, и запах- о боже, этот запах- горячее и одновременно такое простое сочетание кофе и корицы… А ее улыбка. Эта улыбка, ради которой большинство мужчин были готовы пасть ей в ноги, целовать ее ступни, поклоняться ей. И не недо возражений- я прекрасно видел их лица, полные похоти, животной похоти, которая переполняет человека, когда он видит нечто, что не может заполучить.
-Штефан, солнышко, ты меня слушаешь?-прервала мои грезы девушка. Ей явно не терпелось покинуть это место, вырваться из этого удушливого ада, умчаться со мной куда подальше от противного ей запаха спиртного и табачного дыма.
Я, сам не свой, посмотрел на нее снизу вверх, попытался сесть, но все тщетно. Уловил ее взгляд. Джастин, казалось, подплыла ко мне и, нежно взяв за руку, пододвинула меня к себе. Я почучувстовал легкое прикосновение ее губ, вкус ее помады… И уловил на себе взгляд Микото. Несмотря на свое полубессознательное состояние она все же поняла что сейчас к чему- и я, краем своего пьяного глаза, уловил движение ее руки, к кобуре пистолета, что надлежит носить большинству сотрудников.
Я попытался оттащить от себя Джастин, но она обхватила меня и приподняла… Спустя несколько секунд я, кряхтя и шатаясь, стоял на ногах- рекорд для столь пьяного человека. Девушка успела привести мне в более-менее приличное состояние- моя рубашка не выглядела как кусок туалетной бумаги, а плащ более не лежал на полу и был тщательно очищен от пыли. Пошатываясь и то и дело наровя рухнуть словно карточный домик я, вцепившись в свою девушку, направился к выходу…
Выстрел. Что-то прошило меня, а следом рубашку и плащ. На моей груди расцвел большой и пышный кроваво-красный цветок- с красными корнями-артериями по всему телу. Я потерял равновесие- полетел куда-то вниз, в черную пропасть и наверное растворился бы там, не останови мое падение жестокая реальность- холодный кафельный пол «Глэмора» изрядно забрызганный моей кровью. Я медленно терял сознание, казалось что я вижу свет… Но то была машина скорой помощи.
Дальше- мрак. Не помню ничего, темно- ни зги не видно. Помню испуганное лицо Джастин, помню связанную по рукам и ногами Микото, разгневанных и спешащих медиков, вой сирен… Всем внезапно появилось дело до умирающего копа. Больше ничего не помню- наверное на этом и закончится моя история…
Наверное это конец.

Хех, а в ворде это выглядело в два раза больше...

Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в Digg Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в del.icio.us Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в StumbleUpon Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в Google Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в VKontakte Отправить ""Кровавая роза на белой рубашке" или первая моя пописулька." в Facebook

Обновлено 09.10.2014 в 06:42 Soliд

Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Валера
    Можно оценить формально, можно с пристрастием. Если это первая проба пера, можно формально. Кто такое Микото? Она должна или сама быть сутью рассказа, или быть зеркалом главного героя. Получилась же плоская непонятная фигура. Побегала глазками, затащила героя в бордель, нажралась, пристрелила. И что из этого следует? Джастин... Она была причиной выстрела? Микото не хватает текста. Мы ее не понимаем. Мы можем догадываться. Маньяк-убийца?
    Для чего нужны персонажи в рассказе? Тем более в таком. Каждый персонаж это зеркало другого и всех окружающих, и всей этой жизни. Можно писать только действия, можно сколько угодно копаться в чувствах кого-то одного, но зеркало должно действовать. Иначе это декорации для абстракции.