Хорошо! Хорошо!:  0
Плохо! Плохо!:  0
Страница 7 из 8 ПерваяПервая ... 5678 ПоследняяПоследняя
Показано с 61 по 70 из 72

Тема: Текст ФЛГ3

  1. #61
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Сб Апр 08, 2006 2:41 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Randomizer

    Безжизненное тело мешком упало к ногам Пайка. Мёртвые голубые глаза девушки бесстрастно глядели на убийцу, повторяя последнюю мысль умершей: «Ты поплатишься за всё!» Носком ноги Пайк брезгливо перевернул труп лицом вниз — он не выносил этого взгляда. Взгляда машины, присланной сюда, чтобы уничтожить его.
    Настоящая Аделаида была человеком, в её жилах текла горячая кровь, она могла плакать и смеяться. Но Аделаида не здесь, она покоится на безымянном кладбище, а на ее месте оказалась самозванка-дроид. Самозванка, ожидавшая возвращения Пайка. И очень больно, что она так похожа на ту, кто наполнила жизнь вампира смыслом…
    Надо убираться из города. Аделаида давно мертва, и бессмысленно искать её в лабиринтах своих иллюзий. Земная любовь слишком скоротечна для того, чтобы возводить её в ранг смысла жизни.
    Пайк стоял на открытом балконе, и ветер развевал его иссиня-чёрные волосы, смешивая их с ночной темнотой. «Завтра днём Ализариума не станет, — злорадно усмехнулся вампир. — И я ничуть не буду жалеть».

    Как и любой гений, князь Герман совершил на своём веку немало ошибок. Но самой великой ошибкой стали вампиры — дендроиды, похищающие энергию жизни. Они обладали огромной силой, но чтобы существовать, им необходимо было питаться душами. А поскольку душа человека отчасти связана с жидкостью жизни — сангвиной, или кровью, то вампиры высасывали из людей всю кровь, чтобы удовлетворить свои потребности.
    Чудовища быстро оставили Германа и зажили по своим законам. Никто не знал, сколько их насчитывалось: кто-то говорил, что сотни, а кто-то утверждал, что не наберётся и десятка. Но вред, который они приносили, был огромен — странники находили в пустыне целые деревни обескровленных тел.
    А потом свершилось то, что должно было свершиться: Дети Алых начали пропаганду Великой Охоты на вампиров. Появилось множество группировок, имевших своей целью уничтожение «выродков», и одурманенные ненавистью люди убивали всех дроидов подряд, подозревая в каждом злейшего врага. Ведь невозможно отличить дроида от дендроида, а дендроида от вампира, если не обладать специальными способностями.
    Человеческая ненависть оказалась грубой, но действенной силой — наряду с невинными жертвами разъяренной толпе попались несколько настоящих вампиров. Они были разорваны на куски. Остальные оказались умнее и действовали исподтишка.
    Тогда организация охотников прибегла к хитрому способу — они вычисляли возможные места кормёжки вампиров и заменяли там всех людей на дроидов, внешне в точности похожих на местных жителей. В отличие от людей, у дроидов душа слабо связана с телом, и ни один вампир не может насытиться их жизненной силой. Голодные — а потому ослабевшие — вампиры являлись на свои предполагаемые охотничьи угодья и оказывались ни с чем: пищи не было. Зато были спецотряды дроидов, натасканные на борьбе с вампирами.
    Так выбили почти всех… Лишь одному удалось избежать смерти — он вошёл в ряды Охотников и хладнокровно убивал своих собратьев. Пайк не выдал себя — он представился дроидом, потому что знал, что в противном случае Охотники уничтожат его, как только он перестанет приносить пользу. Он всегда был крайне осмотрителен с людьми, поэтому и выжил после Великой Охоты.
    Но сейчас Пайк наплевал на все обычные меры предосторожности — он удовлетворял свой аппетит всеми, кто попадался под руку: охранниками, слугами и простыми прохожими. Пусть, пусть власти ищут виновного — не успеют. Очень скоро Ализариум падёт, погребя под своими развалинами новость о явлении вампира.
    Нет лучшего способа безопасно насытиться, чем прийти в место, обреченное на гибель. И следующим таким местом была деревня воинов-пустынников, называющих себя Тенями. Пайк знал — он чувствовал рок смерти.
    Раньше он был вынужден питаться путниками, затерявшимися в пустыне. Люди, находившие затем иссушенный скелет, ничуть не удивлялись — ведь так много народа умирает в барханах от жажды и палящего солнца. Такой способ удовлетворять голод почти не вызывал подозрений, однако требовал много терпения и не насыщал полностью. Пайк всё время страдал от истощения, но стоически сносил все мучения, потому что знал — иначе выследят. А потом он встретил Аделаиду и понял, что надо менять образ жизни. Ведь вместо того чтобы предаваться радостям плотской любви, он был вынужден слоняться по пустыне в поисках пищи, рискуя потерять Аду. Чтобы не стать заложником своих потребностей, Пайк нуждался в живой душе… или в постоянном канале к живой душе. И он прибёг к последнему средству — лабиринту испытаний в Замке Великого Джинна.
    Пройдя все уровни до конца, Пайк не получил канала к душе, зато получил дар предвидеть смерть и разрушение. Таким образом, вампир успевал насытиться до того, как жертв настигнет злой рок, и мог быть уверенным, что следы его смертоносности будут заметены катастрофой. Это было удобно — он мог упиваться жизнью десятков людей, насыщаясь на долгие месяцы, и не искать больше жертв по пустыне.
    Но, вернувшись из Замка на крыльях победы, Пайк обнаружил, что Аделаиды больше нет. А значит, оставалось лишь одно удовольствие существования — еда…

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  2. #62
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вс Апр 09, 2006 5:23 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Валера

    Как и предполагала Гея, в следующем зале было неч-то вроде громадной оружейной, где можно было вооружить не одну дивизию, орду или племя прямоходящих любым оружием, от первобытной дубины с привязанным камнем, до каких-то немыслимых систем явно контрабандного происхождения.
    Забыв про усталость, ребята разбежались кто куда и каждый выбрал себе по вкусу оружие и броню.
    При этом и Раника взяла себе дудочку, свистульку и маленький барабанчик, а на вопрос Хи: "Зачам тебе все это?" ответила так: "Дудочка - для тебя, свистулька для врагов, а барабанчик тоже для тебя, только совсем-совсем дохлого".
    Веста нашла себе пару к катане, только с темным лезвием, прекрасный изумрудный доспешик, выгодно оттеняющий ее женские прелести, шлем в виде головы птицы с плюмажем из перьев, сандалики, переходящие в поножи и удивительный лук, который все сразу окрестили "орлиным".
    Ин с Фогом долго возились с замками больших зеленых ящиков в глубине оружейной и потом торжественно выносили: шестиствольный ручной крупнокалиберный пулемет; автоматический дробовик повышенной мощности; разрядник - винтовку стреляющую молниями с подствольником для пилюль-гранат по 1млн. вольт; нечто ужасное, стомиллимитровое, безоткатное, стреляющее неведомо чем, но так, что потом можно было пройти везде и, наконец, горы патронов, зарядов и просто гранат ко всему, что у них было и даже сверх того.
    - Кто все это потащит, может, мы? - возмущалась Веста. - Не, вот он. - тыкали пальцами куда-то за ящики Ин и Фог.
    Из-за ящиков поднялось нечто скрижещущее и давно не чищенное, но железное и живое.
    - Робот! - определила Гея.
    - С тележкой для продуктов - добавила Веста.
    И точно, робот волок за собой тележку, куда потом и сложили все барахло.
    - Как вы его включили? Или он так всё и работает? - удивилась Гея.
    - Да не, - улыбался Ин, - вот тут написано: "OPEN - C2H5OH", ну мы и дали понюхать...
    - А на чем?
    - Работает он на том же, будем подпитывать!
    Гее достался исписанный рунами кожаный костюм, шляпка с колокольчиками "от антимагии", жезл холода и возвращающающийся крестообразный бумеранг.
    Меньше всех повезло Хи. Сколько он не ходил, кроме неудобного асбестового доспеха и пары кинжалов за пояс, ничего ему не подошло.
    - Все какое-то легкое, несерьезное... - сокрушался Хи.
    - Не всё сразу! - Фог напялил на себя нечто камуфляжное и громоздкое, но ужасно ему понравившееся. - Теперь я настоящий супер! Меня граната не прошибет!
    Ин надел дюралевый пуленепробиваемый и жаростойкий доспех и сразу стал похож на железного Дровосека.
    Наконец группа двинулась дальше. Об усталочти все забыли, только и обсуждая свое новое достояние.
    Комнаты, сменялись переходами, широкие лестницы опускали в залы, а винтовые и узкие уводили куда-то ввысь...
    - Давайте уж где-нибудь присядем и поедим? - предложил Фог.
    Как раз это была комната со столами и стульями, очень похожая на школьный класс, только вместо доски был большущий камин. И как только они расположились и разложились, из камина вышел уже ивестный мужик Петр и, не здороваясь, выдал:
    - Хотите сразу и далеко - за мной. По одному. Не хотите, жрите, пейте, спите, тьфу на вас.
    Петр застыл в позе неприступного швейцара дорогого ресторана и даже фрак с солфеткой как-то естественно появились на нем.
    - Это что значит "сразу и далеко"? Это куда это, далеко? - Гея любила четкость и ясность во всем, особенно, что касалось ближайшего будущего.
    - Далеко, значит, не кругами, как вы, а насквозь, напрямик.
    - Не, ты эт брось, - встрепенулся Фог. - Мы только после битвы! Нам отдых нужен.
    - Кроме того, разделяться мы не будем! Все вместе пойдем. - сообщила Гея.
    - Как хотите! - Петр напоминал теперь оффицианта, принесшего счет. - Только знайте, ваше будущее зависит, от вашего выбора. Так что, выбора у вас, по сути, и нет.
    - Это как это нет? И вообще, ты кто такой, чтоб с нами так разговаривать? - обидился Ин и даже стал что-то вытыгивать из рюкзака.
    - Я - это Он! Или почти Он. Я - его вестник. Я на службе. А вы - просто муравьи, ползущие по веточке. Сейчас я предлагаю вам перелезть на другое дерево, сдвинув ветки разных деревьев. Для чего нужно будет пройти конкурс на выживаемость в одиночку. Кто пройдет, обретет себя, свое истинное Я, свое предназначение в этом мире, понимаете ли, поймет. Не ясно? Вы хоть знаете, куда попали, сеньоры? - Петр стал похож на испанского идальго, конкистадора, только с бородой [как у Демаза] и дико вращающимися глазами.
    - Если верить легендам... - начала Веста.
    - То мы в Оке бури, "дворце безвременья". - закончила Гея.
    - И все?? - неподдельно удивился Петр. - Это все, что известно снаружи?
    - Я слышал, что в сердце бури, живет неведомая, древняя сила... В день Солнца, мы делали подношение духам пустыни, чтобы они... того... убрались со своей бурей подальше... Так у нас было принято. - вспомнил Хи.
    - В научных кругах, бурю считают пережитком какого-то древнего катаклизма. Мы даже писали курсовую "Что есть буря и почему она всегда". - сообщила Гея.
    Петр был похож на оффицианта, которому не дали чаевые, да еще облили вином.
    - Ответьте мне хотя бы на такой вопрос: ради чего вы живете?
    - Я прошла школу воина и охраняю Хи от всяких напастей... а для чего? Приказы не обсуждают. - был ответ Весты.
    - Я, в общем-то, все так же... Только я считаю, что войны надо прекратить! И, чем скороее, тем лучше. - ответила Гея.
    - Я буду драться с теми, кто против меня. - сказал Фог. - А если таких не найдется, я пойду просиживать заработанное в бар. А, может, женюсь.
    - Я не знаю, зачем я дерусь... - задумался Ин. - Нас завербовали всех сразу, сказали - это ваши враги. А так... я бы выкупил нашу землю и стал разводить скот.
    - Я... не знаю. - закрыл глаза Хи. - Я не хотел драться. А потом хотел отомстить. Потом мне сказали, что во мне Сила... Но для чего? Наверное, не для злого дела. А, впрочем... кто теперь поймет, что есть зло, а что добро? Убивают и добрых, и злых...
    - Я тебе потом, на ушко нашепчу, кого надо, а кого нет - вставила Раника, разглядывая свою дудочку.
    - Как измельчал мир! Вы - простые смертные, противоречивые, непоследовательные, малознающие создания! И при этом вам, по древнему обычаю, дано право решать судьбы мира!
    Петр на глазах подрос и трансформировался в нечто зловещее, но пока еще бесформенное.
    - Прав был мальчишка Фир и этот, шкода, Лунный всадник, когда валили с остальными этих благородных фантазеров, этих идеалистов от бессмертия! Оставить мир на волю вот таких, как вы? А я? Я был слеп. Я отрешился от мира и умолк... на 10000 лет! Но... как же теперь быть?
    Петр давно потерял очертания и изображал теперь вопросительный знак из дыма и мелькающих в нем молний.
    - Блок А-00001. Изначальная информация для Хранителя. - проскрежетало из угла комнаты.
    - Во! Робот-то говорящий! - удивился Ин. - Чего там у тебя?
    - Информация для Хранителя. Для Хранителя.
    - Ну, что еще? - спросил вопросительный знак.
    - Излагаю на общепринятом. Перевод - подстрочный.
    "Последнее напутствие уходящих в безвременье.
    Мы уходим далеко, чтобы там создать новый рай. Вам за нами пути нет. Это главное. Что вам делать? Живите, как хотите. Ваше физическое тело - любое. Вашим душам за нами не пройти, они здесь навсегда. Что вы хотели, то и получили - вот он, мир, весь ваш.
    Помните, пока есть жизнь, есть и смерть. Последняя смерть закроет этот мир даже от вас. Удивитесь! Чем меньше жизни, тем она сильнее. Да останется это последней волей уходящих.
    P.S. Хранитель! Когда баланс качнется в сторону смерти, обрети себя в жизни. "
    Комната исчезла.
    Теперь это была равнина с едва различимыми следами древней дороги. Вдалеке блестели заснеженные пики гор. Легкий морозный ветерок охлаждал лица путников.
    - Куда теперь, Хранитель? - спросил один из них, в белом доспехе и мечом за спиной.
    - Теперь - в самое пекло. - был ответ. - Заход недалеко, здесь, в горах.
    Так они и пошли. И каждый их шаг по древней дороге переносил их на мили вперед. И уже среди гор был виден, невидимый никому Вход.
    - А зачем нам туда? - спросила Гея.
    - Там - второй Знак. - ответил повелитель ветра, Хранитель, а теперь такой же путник, как и все. Ибо наступил их час испытаний.

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  3. #63
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вт Апр 11, 2006 9:06 am Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Dr.Krest

    -Ах чтоб тебя… - отрешенно, почти шепотом, процедил Шроц Ван-Тафф – обервождь объединенной мародерской бригады Имерхальдского фронта.
    Его взгляд, впрочем как и взгляд многотысячной толпы вооруженных до зубов мародеров, был прикован к необычному, завораживающему, но в тоже время зловещему и пугающему, пейзажу руин бывшей резиденции князя Германа.
    Из огромного провала, на месте которого некогда находилась знаменитая башня «кукольника», исходило бледное, пульсирующее красноватое свечение. Среди разрушенных домов, укреплений, блокпостов, обломков военной техники мелькали странные огоньки, а воздух полнился запахом гари и странным, душераздирающим, глухим воем.
    В мародерский отряд вместе с офицерским составом был объят безмолвием. Лишь изредка слышались тихие вопросы вроде «Ты когда-нибудь видел что-нибудь такое?..», нецензурные восхищения неведомым чудом, а также звуки газовыделений, вызванных большими внутренними переживаниями и недавним завтраком.
    Как и полагается, первым пришел в себя командир бригады, отдав приказ к наступлению. Однако в его вопле «Впред, нах!..» отчетливо слышались нотки страха и неуверенности. Возможно по тем же причинам Ван-Тафф не особо рвался вперед, стараясь как можно медленнее двигаться, о постоянно снижал скорость своего ховеркрафта, чтобы пропустить вперед по больше храбрых солдат, а после и вообще встал как вкопанный, чуть не дав задний ход.
    Продвинувшись вперед на пятьсот метров, армада вновь остановилась, так как большинство начало замечать изменение движения тех самых огоньков. Раскрывши рты все наблюдали, как бесчисленные сонмы светящихся сгустков резко устремились к небу, сбиваясь в один мощный поток, после чего сделали петлю и устремились навстречу мародерам. Пугающий вой нарастал и становился отчетливее – вскоре можно было разобрать нечеловеческие стоны и вопли, да и сами огоньки, при ближайшем рассмотрении оказались ужасными на вид человекообразными, призрачными существами. Поток обрушился на армию. Существа яростно носились среди войска, как бы пытаясь разорвать в клочья или ворваться внутрь незваных гостей, но что-то не давало им сделать это, отчего они еще больше зверели и выли все более громче и отчаяннее.
    Никто даже не пытался стрелять, нутром чуя что занятие это глупое и бесполезное. По толпе прокатилось громогласное восклицание «Ну на х@р!!!» и мародеры решили спешно вернуться в родные пенаты.
    Как и полагается, во главе бегущей армии находился бравый Шроц. С криком «Урраа!!!» и «Нас не догонят!!!», яростно размахивая шашкой, он на полном ходу несся прочь от проклятого места. Никогда за всю историю мародерства, отступление не было столь бравым и воодушевленным. По воинственному блеску многочисленных глаз из под прорезей масок и бодрым воплям тысяч глоток ни коим образом нельзя было предположить, что это всего лишь бегство, и если бы не брошенное на землю оружие, 30-ти сантиметровым пластом покрывающее пески позади бегущих, складывалось впечатление, что воины просто перепутали направление атаки…
    Лишь двое не поддались общей панике и упрямо продолжали двигаться к провалу. Ун и Ен прошли через то, что когда то было воротами Имерхальда – сооружением способным выдержать неимоверное количество прямых артиллерийских попаданий в данный момент представляло собою лишь бессмысленную гору металлолома… Некоторые «призраки» при виде братьев, бессильно скрежеща зубами, становились невидимыми или неслись прочь, забиваясь в щели развалин. Другие злобно оскалившись, устрашающе махали длинными костлявыми лапами, но тоже держались на расстоянии, уступая им дорогу.
    Из под завалов зданий, чуть ли не лесом, торчали, грязные от пыли, окровавленные руки мертвецов со скрюченными пальцами. То там, то здесь мелькали унылые тени. Трупы пилотов, сидящие в разбитых кабинах боевых шагоходов, как бы наблюдали за продвижением Уна и Ена. Расстояние до бездны сокращалось, все больше и больше призрачных чудовищ появлялось вокруг них, занимая места по краям их пути и смыкая ряды позади них.
    И вот, встав у края провала братья обернулись. Обведя взглядом безмолвствующую толпу чудовищ они произнесли:
    - Я - Нат-Бераг…
    - Я - Кол-Ларев…
    - Объявляем вам, жители преисподней, что никто не покинет пределов этой крепости, покуда мы – Стражи, будем живы!
    Что-то ухнуло внутри провала и красное свечение начало чахнуть. Озверевшие демоны бросились на них, но были отброшены вспышкой яркого света, после чего издав душераздирающий вопль они скрылись из виду…
    Нат-Бераг, бывший некогда Уном, устало присел на кусок рухнувшего дома.
    -Ах на… Требую молока за вредность… -выдохнул он и рассмеялся.
    Налетевший ветер растрепал его рыжие волосы…

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  4. #64
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Пн Апр 17, 2006 8:28 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Klon

    Абдульхим потряс головой. Жизнь медленно возвращалась в его тело.
    - Ты как?
    - Как обычно...
    - Тогда уходим отсюда побыстрее, пока сюда не нагрянули отряды зачистки.
    Абдульхим бережно взял Джейн, всё ещё пребывавшую в царстве светлой пелены, и последовал за Стилом.
    - Где Бел?
    - Не знаю... Где-то тут. Но мы не должны задерживаться! Вперёд! Здесь есть потайные лазы.
    - Так вы путешествуйте из одного табра в другой?
    - Не время обьяснять.
    Стил подошёл к амфоре, мирно стоявшей в углу.
    - Алам, вылезай.
    Абдульхим с удивлением взглянул на Стила. Кажется, он рехнулся. Разговаривает с амфорой...
    Но амфора качнулась, и оттуда показалась голова Алама.
    - Стил?
    - Трус! Мы ещё поквитаемся с тобой по закону предков. А щас ноги в руки и бегом к 4 ходу через 7 перевал!
    Алам нервничал.
    - Даа... Стил...
    Вновь замелькали всполохи оружия, возникающие то там, то там. Казалось, там бились целые отряды Миротворцев, хотя на самом деле было всего лишь четверо. Но эти четверо убийц стоили большего. А через несколько секунд прибудет зачистка и тогда... Лучше здесь не находится бы.
    - Как она?
    - По-прежнему без сознания.
    - Махби...
    - Она ещё девчонка, Стил!
    - Заткнулся, Алам!!! Ты не видел Его могущества, не дорос тогда, сосунок! Она - Махби! Она - Эльмения! Она и есть Квицат Гадерэм!
    - Она?! Стил, ты бредишь! Ты бредишь её именем!
    - Заткнись!!!
    Смачный пинок достиг бегущего впереди Алама. Тот растянулся, встал и снова побежал.
    - Она же обычная девчонка Алых! Мы должны пустить были им всем кровь!
    - Заткнись, я тебе сказал!!!
    На этот раз удар Стила пересчитал Аламу рёбра.
    - Да ты же влюблён в неё!!!
    Стил на этот раз не стал бить Алама. Он просто встал, прекратив бег. Гнев переполнял его. Этот мальчишка всего на несколько леь моложе его, но диктует свою волю самому ВОЖДЮ.
    - Сволочь!
    Мгновенье и в руках Стила оказались крисы. Тот, что был в левой, мгновенно очутился в воздухе по направлению к лежащему и шмыгающему носом Аламу.
    - Давай вставай, мразь! Ты почуешь теперь, что значит перечить вождю!!!
    Дуэль.
    Один на один.
    На фоне погибающего табра.
    Стил провёл крисом себе по подбородку.
    До смерти! Дуэль до первой смерти.
    Взмах.
    Блок.
    Яростные взгляды. Свист воздуха в гортани.
    Взмах. Взмах!
    Раненное запястье.
    Капли крови упали на каменный пол.
    Алам ухмыльнулся.
    Взмах. Блок. Мгновенный свист. Плечо.
    На этот раз ухмыльнулся Стил.
    По прежнему яростные взгляды.
    Перестук в висках.
    Крис теперь их тело, их рука. Глаза и слух - их единственные союзники.
    Взмах. Блок. Взмах. Взмах. Блок.
    Медленное жужжание стали. Тишина.
    Казалось, вокруг остановилось время.
    Они не видели ничего вокруг себя. Лишь только противника перед глазами.
    Взмах. Взмах. Обманное движение. Режущая рана на животе.
    Не было сил обращать внимание на такую мелочь. В крови играл адреналин.
    Взмах. Уклон. Взмах. Крис вонзился между лопаткой. На мгновенье. Затем вновь засвистел в воздухе, разбрызгивая кровь.
    Ерунда. Всё ерунда. Дай только угадать тебя!
    Взмах. Режущий удар. Мимо. Колющий...
    Прошёл меж рёбер!
    Стил с отвращением выдернул крис из тела теперь уже полубезжизненного тюфяка Алама.
    - Посмотри мне в глаза! Что ты должен сказать нашим предкам?
    - Иди... на х@р!
    Алам плюнул кровью.
    - Время разбрасываться жидкостью. Предкам и потомкам она не нужна.
    И Стил без сожаления перерезал глотку...

    - ТЫ!!! ТЫ!!!
    Незнакомец с хитринкой смотрел на Бел-Адада.
    - Бен!!!
    - То-то!
    Посреди пустыни стояли двое исстари сокровенных друга: Бел-Адад и Бенедикт Беллум.

    Их дружба уходит далеко в их золотое детство.
    Приятели по двору. Два несносных шалопая. Нередко им двоим доставалось за их проказы. Облитая горячей водой лысина воспитателя. Погремушка, привязанная к крысиному хвосту. Запутавшийся в силках кот... Нередко их шутки были жестокими, но всегда уморительными.
    Их разделил переезд. Но они поклялись друг другу, что обязательно увидят друг друга. Стоя на мосту, разделявший котлован песков от черты деревни, при сильном ветре. С тех пор прошло немало времени.
    Но они не забыли друг друга.

    - Всё балуешься пустословием? А, Бел?
    - Ты же заешь мою страсть к болтовне о высшем.
    - Ещё бы! Ха-ха. До сих пор помню лицо этого священика, которому ты выпалил кто такой человек.
    - А ты? Заделался офицером Детей Алых?
    - Ой, да брось ты! Нашлось тряпьё у братца моего.
    - Наслышан о нём. Не умер ещё?
    - Эта тварь ещё умрёт. А пока ... Дай избавлюсь от этой противной засаленой одежды.
    Бен скинул на песок ненавистные ему одежды. Бел Ададу предстали странного вида тряпки...
    - Бааа... За что тебя так?
    - Скажу спасибо братцу. Посадил под замок, пока сам правил. Скородей! ТЬФУ!
    - Бен?
    - Что? До сих пор не веришь?
    - "Среди мирных огней..."
    - "Среди воинственных речей..."
    - "Безграничное пространство песчаных полей..."
    - "Не разрушит дружбу друзей."
    - Бен.
    - Да я это. Я! Ха-ха-ха!

    Пайк вздрогнул и проснулся. Что-то вдруг разбудило его и тянуло на улицу.
    Свет... Пайк испытывал отвращение к нему. Но этот голос словно звал его туда - наружу.
    Премерзостно прищурив глаза, он вышел из своего убежища и медленно словно нехотя оглядел горизонт. И застыл словно столб.
    Издали прорывался свет затменяющий само Солнце. Что-то величественное. И самое странное - он звал к себе. Мм... Еда?
    Пайк расправил свой плащ, покрытый мимикрическими пластинками, отражающие свет, и медленно полетел в сторону этого света.

    Абдульхим с удивлением посмотрел на Джейн. Она вся заискрилась, словно новолунные колючки.
    Стил был в не меньшем шоке...
    - Тринадцать...
    "Тринадцать смертей увидит Махби и восстанет почивший из мёртвых.
    Тринадцать смертей изменят жизнь Махби и пробудят в нём Квицат Гадерэм!
    И мудрым умом поведёт восставших против их врагов,
    Оскверняющих пустыню и обижающих её."

    - Смотри-ка!
    - Опять колдовство, - проворчал Бен.
    - Туда. Бежим туда!
    Знак Квицат Гадерэм!
    Бел-Адад забыл про прежние страхи. Запах земляники улетучился словно благовония из незакрытого сосуда. Им двигал не страх, им двигало желание успеть...
    - Куда спешим, друг мой?
    Мощные руки Бена подхватили Бел-Адада в воздух и усадили к себе на плечи. А сам Бен, продолжая левитировать, стал набирать скорость по направлению к Знаку.

    - Кол...
    Нат-Бераг тронул за плечо Кол-Ларева. Тот оглянулся.
    Знак. Знак Махби! Тот самый, который они ждали уже столько лет.
    Окрылённые своей удачей двое братьев-Стражей воспарили к небу и, набирая скорость, скрылись за горизонтом.
    Мгновенно демоны, почуяв брешь, огромными легионами стали вылезать из опротивевшего им логова...

    .. В одно мгновенье остатки отряда L`T превратились в бесформенный фарш, а тот же самый фарш из Теней - в наполненные жизнью тела.
    Осквернивший память предков своих Алам растёкся бесформенной жидкостью по полу и словно испарился...
    Ещё мгновенье - и преданные Махби вернулись к жизни, а ненавистники его - отправились к праотцам высматривать себе место в мире Ледяных Огней.
    Ещё мгновенье...
    Перед ослепшими Абдульхимом и Стилетом стояла ... Джейн. Словно повзрослевшая сразу на несколько десятков лет. Молодая, градиозная, величественная. И теперь уже - темноволосая. Наследство Махби...
    Джейн с удивлением осмотрела свои руки, на которых невесть откуда появились перстни. Затем перевела взгляд на рухнувших на пол Абду и Стила. И... рассмеялась. Негромким переливчатым смехом...
    Мгновение ока все Тени бросились на песок в поклоне и прокричали:
    - Квицат Гадерэм! Квицат Гадерэм! Квицат Гадерэм!
    Затем все не сговариваясь бросили на пески свои крисы.
    А Джейн пыталась теперь осознать свои силы... Силы Квицат Гадерэм.

    Квицат Гадерэм... Спаситель. Он всегда приходит в этот мир, когда демоны вновь одолевают его своими отравами. Спаситель всегда сможет очищать неблаговерных и раскроет глаза неверующим. Подозревали, что Он может видеть будущее. И... Изменять его. Не каждому дано управлять энергией звёзд. Если быть точнее - никому кроме Него и Шайтана.
    И теперь Спаситель вернулся вновь в этот мир.

    Джейн с предвосхищением ощутила своё обновлённое тело и окунулась в реалию звёзд. Навстречу ей мелькали пять её будущих соратников... А за ними... Орды созданий Тьмы!!!...

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  5. #65
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Ср Апр 19, 2006 8:20 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Валера

    Боги, воздвигшие темный Аид,
    Ясную высь и гробы пирамид,
    Рыжие горы, сухие пески,
    Тайны лесные и тайны морские,
    К вам обращается бедный Абду,
    Бедный арбек, неспособный к труду.
    Молит ночьми он и днями в мольбе,
    Словно играет на бхарской трубе,
    Словно забыл он иные слова,
    Низко склонилась его голова,
    Низко летят, заплетаясь, слова,
    Нет, все напрасно, лава, ай, лава.

    - Это только начало, дальше я не помню. Баллада о ком-то или песнь про кого-то...
    - Ну, а что там дальше?
    - Как обычно: любовь, потом война, разлука, потом, опять любовь, предательство, короче, все гибнут.
    - Слышь, а почему обязательно все гибнут?
    - Так уж повелось в песнях... да и боги наши, сам знаешь!
    - Чу! Кто-то идет!
    Два наблюдателя-гномона, залегшие в кустах арабиса на посту над горной дорогой и несколько путников, поднимающихся по тропе, вот, какую картину увидели б боги, если б обращали свое, божественное внимание в такой поздний час на такие мелочи.
    - Я выйду и спрошу. Если что, даш сигнал нашим и беги.
    - А ты?
    - Я на службе.
    Путники подходили все ближе.
    Уже можно было различить, что среди них две девушки и один робот.
    - Стойте, пришельцы! - вскричал гномон Шкворень. - Какого черта в такой поздний час?
    Пришельцы остановились и самый представительный из них вышел вперед и сказал:
    - Здесь, за горой, Вход. Не ври, что не знаешь! Так нам прямо туда.
    - Это земли гномонов. Вы имеете разрешение? - для вида спрасил Шкворень, краем глаза наблюдая, как его подруга Лава улепетывает по тропе.
    - Мое разрешение - это я сам. Впрочем, если жив еще мелюзга Штрек, сообщи, что прибыл "Тот, о ком не говорят", он поймет.
    - Если ты о легендарном патриархе всех гномонов, то он умер пять веков назад, свалившись в пропасть возле своего дома после праздника в честь Того, о ком не говорят. Так это ты и есть или врешь?
    - Если я вру, так что тебя утвердит в обратном? Мы спешим.
    - Создай себя, Великого и, если ты станешь вровень со статуей, что у нас в городе, так и быть, проходи.
    - Хм... с тех времен я немного раздался... Ее ваяли с меня, спящего, а здесь даже развалиться негде... ну, ладно, вот, гляди!
    С этими словами Джинн увеличился раз в десять и нескладно повалился на камни.
    - Подхожу?
    - Ппппроходите! - ответил до смерти напуганный Шкворень. Он и в мыслях не мог предположить, что путники не обычные контрабандисты.

    На привале.

    - Не пойдем дальше. Уже ничего не видно и коротышки, если захотят нас найти, пусть приходят сюда, тут есть где оборониться. - Гея, как всегда, была права. Небольшой, но обрывистых холм украшала давно развалившаяся башня. Вход был один и защитить его было просто. Развели костер.
    - Пусть все знают, что мы здесь и трепещут! - радовалась привалу Веста. Робот складывал в углу собранный по дороге хворост. - Давайте, уж как-нибудь его назовем. Предлагаю "консерва", хи-хи...
    - Не, С2Н5ОН! - предложил тут же Фог.
    - Керосинщик! Потому что, всегда керосинит. - поправил Ин.
    - А может быть, он сам скажет? - предположила Веста. - Робот, как тебя зовут?
    - Альфа-Бета 400/49376479-00001 - был ответ.
    - Странное название, женское какое-то... Альфа-Бета 400.
    - Альбета 400, вот! - сообразила Раника.
    - Альби фунтовка - веселился Фог.
    Только Хи не принимал участия в общем веселье. Уставившись в огонь, он думал о чем-то своем.
    - О чем задумался? - спросила его Гея.
    - Вчера мне приснился странный сон. Там не было меня. Там сражались и гибли люди, где-то в наших песках... И та девушка... Я никак не могу вспомнить ее лицо, но я знаю, что где-то ее видел. И такое ощущение, что надо обязательно вспомнить... Что от этого зависит мое и наше будущее.
    - Скажи, джинн, ты ведь знаешь кто она.
    - Я знаю, кто она. Она из тех, кто послал тебя к Акве и начертил твою линию до встречи со мной. Сила притягивает силу, как планета - планету.
    - Расскажи еще, джинн. Ему пора уже все знать. - предложила Раника, занимаясь какими-то своими делами за спиной Хи.
    - Да, пора. Ибо дальше вы пойдете одни.
    - Что-то произошло? - догадалась Гея.
    - Демоны вырвались на свободу. Я нужен здесь.
    - А как же мы? Мы одни пройдем? - забеспокоилась Веста.
    - Вы пройдете, за вас я не беспокоюсь. Сила демонов уже здесь, а не там. Пока есть время, пока они не заполонили собою землю, их нужно остановить.
    Джинн подбросил в огонь хвороста.
    - Я должен помочь пророку Махби, одному ему не устоять. Нужно собрать силы смертных вместе для главного боя. Пролитая в бою кровь объединяет и после победы старые войны прекратятся. Хотя бы на некоторое время.
    - Ты хочешь объединить миротворцев и алых? Никогда такому не бывать! - запротестовал Фог.
    - Но ты же и вот он, - джинн взглянул на Ина, - ходите вместе с Вестой, Геей и Хи, а они - из лагеря алых.
    - Если мир готов погибнуть, имеет ли значение, кто какой веры и под чьим началом? - высказал мысль Хи.
    - Вы еще пиратов возьмите. И этих... коротышек! - обидился Фог.
    - И пиратов, и гномонов, и лунных странников... А вы добудете элемент огня.
    - Вот от сюда, пожалуйста, поподробнее. - попросил Ин.
    - Расскажу только суть. Когда-то князь Герман пробил туннель в мир демонов, чтобы создавать своих воинов. Туннель как пробка закрывала его башня. Сейчас туннель открыт. Когда масса демонов проникнувших на землю превысит массу оставшихся, мир перевернется, демоны будут править миром, а смертные попадут в ад.
    Чтобы закрыть туннель, нужно создать звезду из пяти элементов: ветра, огня, воды, земли и света вокруг горловины туннеля. Если предводитель демонов захочет подраться, придется с ним драться. Победить его могут только пять избранных. Подчеркну - могут! И тогда туннель зарастет, как буд-то и не было.
    Есть еще одно условие: в составе пятерки должен быть хоть один смертный и один демон. Но они не должны видеть друг-друга в этом бою, пока не победят. Тогда туннель никогда не откроется вновь.
    Было слышно только, как потрескивает огонь, да где-то за холмами воет одинокий волк.
    - Ну, а мне-то что делать? - спросил Хи.
    - Дело в том, что твоя "труба" пока работает только как пылесос...
    Где-то невысоко над героями раздался резкий смешок.
    - Продолжайте, продолжайте! Не буду вам мешать.
    Кто-то завозился в темноте, посыпались камешки.
    - Слазь сюда! А то сниму одним выстрелом! - побещал успевший вытащить винтовку Ин.
    Зашуршало, и из темноты тихо пал человек с перепончатыми крыльями.
    - Во, лунный странник! - констатировал Фог.
    - И не простой, а главный. - кинув на пришельца взгляд, определила Раника.
    - Да, судари, главный... А вот и моя... подруга.
    Прель так же неслышно спланировала к Хворосту воза.
    - Раз вы себя проявили, значит, вы готовы нам помочь? - сообразила Гея.
    - Все, что в наших силах, конечно. Более того, наша армия создавалась в расчете именно на такие события, а не чтоб нарушить баланс между алыми и миротворцами, как некоторые думают...
    - Раз вы говорите об этом, значит, вы читали руны судеб... вы были по ту сторону Входа. - подытожил джинн.
    - Точно! Были. Я и группа моих магов. Скажу вам, это было нечто!
    - Если вы на нашей стороне, то вот вам задание: проводить Хи, вот, его, до знака Огня. Далее... В горах на севере существует незамерзаемый оазис Северный бриз.
    - Я знаю. Это древнее место. Там теперь живут девы распутства и колдуны разврата. Мы не бываем там.
    - Теперь придется. Во глубине оазиса спрятан элемент Воды. Его охраняют старая Цунами и дед Водоворот.
    - Так написано в книгах, с той поры утекло столько лет... - возразил Хворосту воз. - Но, раз надо, мы сделаем и это. Что-нибудь еще?
    - Надо договориться с пиратами. Пусть держат свой флот на готове.
    - Разумеется. Только их клипера выдержат новые орудия гномонов.
    - Вот и хорошо. А алыми и миротворцами займусь я сам. Только повидаюсь с пророком. А то дров наломает.
    - Джинн, ты прям молодеешь на глазах! - воодушевилась Веста.
    - Сие есть второй принцип колдовства. Движение есть жизнь, преодоление есть возрождение.
    - Только не нравится мне этот оазис. Не нравится и все. - прошептала Гея.
    На рассвете группа разделилась и всяк направился по своим делам. И давно уже осела пыль на дороге, а гномон Шкворень все глядел куда-то в даль и не мог успокоиться:
    - Какая интересная жизнь у людей! Почему я не человек?

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  6. #66
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вт Апр 25, 2006 9:30 am Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Dr.Krest

    Фог, Ин и грузовой робот Альфа-Бета 400/49376479-00001, с кратким наименованием которого товарищи не определились, и каждый называл его по своему, направились к главному укреплению воздушных пиратов, дабы ознакомить братьев с грядущими событиями и заручиться их поддержкой…
    -…вообще, крайне неожиданно – столько лет грабежа, разврата с беспробудным пьянством – и ты в бригаде спасения мира… Хах! Ха-ха! – рассмеялся Ин. –Хотя, это скорее временный перекур… Хе-хе… Так сказать разнообразие вносим в жизнь… А может… (Вздох) А может действительно – завязывать пора?..
    -Там видно будет… - отсветил Фог, не оборачиваясь.
    -Этот Хи толковый малый, но дерганный малость… А девчонки его хороши… Ух-хе-хе…
    Развлекая себя подобной беседой товарищи преодолели добрую часть пути и вскоре их взорам предстала цитадель братства Воздушных Подонков.
    -Давненько меня здесь не было! Лет 5 прошло, не меньше… - под ногою Фога что-то хруснуло. Череп. С испорченным глазным имплантантом и продырявленной, очевидно метким выстрелом, титановой пластиной.
    -Узнаю братский разгул! –усмехнулся Фог.
    Внимание Ина привлекла торчащая из песка рукоять топора. Потянув за нее он извлек орудие. Вместе с ним из песка показался проломленный доспех с прилагавшимся к нему скелетом…
    -С размахом гуляют, истинно! Ха-ха!.. Кхм… Тут у них народное пиршество было… - веселье Инна немного угасло, когда он начал замечать чрезмерное обилие костей. На побитом ветром штандарте, торчавшем из очередного скелета, развивалось, простреленное в нескольких местах, знамя с изображением улыбающейся рожицы, приставляющей к собственному виску пушку.
    -Свадьбу, что ли играли?.. - мрачно предположил Фог, созерцая веселенький пейзаж. – Не нравиться мне это… Да и уж больно тихо… Обычно пьяный гогот, стрельба и мат слышаться за версту от цитадели, да и местность не заблевана… Давно ступить негде было – то тут срыгнули, то там кучу навалили…
    -Пугающая чистота… Не иначе как сухой закон?..
    -Типун тебе на язык! Что за ересь! Пойдем лучше проверим…
    -А топорик ничего… - произнес Ин, стряхивая с него покойника. – Эй, Кирасир! Жесть, как там тебя?.. Принимай находку!
    Робот послушно принял топор.
    -Кстати, друг железный, горючего не желаешь?.. Уж больно вяло двигаешься. – с этими словами Ин протянул Альфе флягу…

    …Цитадель стояла в запустении, из бойниц свешивались истлевшие трупы, обломки боевой техники уныло ржавели, покореженные дула артиллерийских орудий, торчали из песка то там то тут.
    -Наверное здесь что-то случилось… - предположил Ин.
    -Логично… Думаешь массовое несварение желудка? –усмехнулся Фог, и указывая на один из скелетов, в глазнице которого торчал ржавый штык-нож, продолжил. – Вот этот определенно умер от запора. Даже половину челюсти снесло…
    У подножия крепости раскинулось небольшое поселение. Из дымоходов хибарок, собранных и металлолома, валил густой дымок. Пахло самогоном и жаренным мясом. Почуяв спиртовые флюиды Альфа приободрился и без особых раздумий двинулся к населенному пункту, Фог с Ином последовали его примеру. Спустившись с холмов и подойдя к ближайшей хибаре, они наткнулись на древнего старика, забивающего в трубку какую-то травку, сидя на перевернутом и погнутом ведре. Заметив направляющихся к нему путников, старик встрепенулся, вскочил и принялся вытаскивать из карманов всякий хлам. Не успели братья по оружию и рта раскрыть, как деда понесло:
    -Бератишки, вижу люди вы бывалые, так што не скупитися приобрятите, не побрезгуйте! Вот эва часы имянные – только недавно с трупа снял, всяво за бесценок! Кстатя, и сам труп тоже хорош! Можно к стене прибить вместа картины! Кстатя, насчет картин – вот имеем живопИсь, высокое искусство, целых 6 Т.Г.Б.!
    -Т.Г.Б.? – не понял Ин.
    -Ээээ… Авродя солидный дядька, ан не просвящен… Давно пора знать, что высота искусства измяряется в Т.Г.Б. – Толстых Голых Бабах! Чем, значиться, больше Т.Г.Б. на картинке, тем выше искусство!
    -Дай глянуть? – поинтересовался Фог.
    -Эт мы мигом, господин хороший!.. – еще больше засуетился старикан. –Орзанец, Хукаято! Долбить вас бугром, вытащай полотны!
    -Орзанец… Хукаято… Что за имена такие? – удивился Ин.
    -Да, энто обычай - какие мысли рябеночек при рождении вызывает, так и кличкуем в сокращение… Вот Орзанец – от ОРущий ЗАсраНЕЦ, а Хукаято – от ХУ…
    -Не утруждайся отец… Я уже понял… - прервал его Фог, увидев ковыляющего владельца имени. – Глянь Ин, его перекрючило похлеще чем тебя с Яном. Видать у него не только папаня всякой синью ширялся, но и маманя от лучевой болезни страдала...
    -Действительно… - согласился Ин. – Настоещее Хукаято. Какого хоть оно полу?..
    Старик пожал плечами.
    -Шайтан его разберет…
    Тем временем Орзанец с Хукаято начали выносить из хибары произведения высокого искусства, встречу с которым товарищи перенесли плохо… Ина два раза вырвало, Фога, повидавшего, однако, многое при жизни, пробило холодным потом и даже у Альфы-Бета чуть не скисли аккумуляторы (или что там у него…).
    -Убери нах…р!!! – захрипел Ин, с трудом сдерживая третий рвотный порыв. – И сожги, сожги к едрене-фене!
    -Мдя, к высокому искусству привычка нужна… Нас, эта, тожа спервача около недели выворачивало… - Старик тяжело вздохнул. – А сжигать – себе дороже… Одну месяца три назад сжечь пыталися – та оная мазня так коптить начала, что сосед мой, да шмара его насмерть задохнулись… И куры передохли…
    Картину унесли. Фог начала приходить в себя.
    -По моему эти Т.Г.Б. настолько Т., что на Б. совсем не похожи… Хотя пожалуй заверни мне парочку… Я буду их вывешивать перед осажденными городами для деморализации противника…
    -Я бы еще предложил вывесить рядом того, кто додумался намалевать такое… - добавил Ин.
    -Орзанец! И труп тоже заверни!.. –радостно прикрикнул старик, услышав реплику Ина…
    …Вечерело. Товарищи, совершив ценные приобретения, были радушно приглашены в хибарку, присоединиться к скромной трапезе…
    -Скажи-ка нам, отец, а чего это тут тихо и костей навалено, как у моей бабки в шкафу?
    -Чаво, а ничаво… Кофликта на философской почаве… - Старик выдержал многозначительную паузу. – Как же его звали то, окаянного безбожника?.. Мезмериком, кажися кликали…
    -Как, как? Мезмерик?.. – переспросил Фог. – Он кажется на одном факультете с Кристоффом учился… Ясно… Еще один умалишенный идеалист… Если меня не подводит память, он усиленно изучал теорию нейролингвистического программирования, псионику, магнетизм и прочую ересь…
    -Эвона!.. – почесал затылок старик. –Стало быть вот почему за ним столько народу пошло… Так вот учредил он новое учение – «Великого Абзаца», тьфу… Мол, все равно помрем – чяво тянуть! И хорошо бы он, гнида, один застрелился – так нет… Сначала решили супостаты нас перестрелять, - себя то порешить всегда успееться… Эх… Много полегло наших… А капитанов сколько славных дух испустило… Кто по умнее был тот сразу улятел…
    -Так чем же все закончилось – не могли же всех перебить –то?
    -Дык… Мезмерик, гангрену ему на срамное место, поговаривают самым первым свалил, золотишка нахапав… Прихвостней абзацких мы таки одолели, да в цитадели нашей неспокойно стало… Духи злые завелись… Да и не мудряно, апосля такой бойни… Большинство братьев-то по нервности, убегли… А мы, хто духом покрепче, тута остались… Но внутрь не лазим – ужо больно страшно! Лютуют демоны… Даже мародеры, и те лезть бояться… Так что, бератишки – рок-энд-ролл помер…
    -Скажи отец, а крейсера-то там еще?
    -Там, там… Куда им деться… Много там добра-то еще завалялось…
    Фог наклонился к Ину.
    -Чуешь? Еще и традиции славного пиратства придется возрождать… Завтра с утра посетим цитадель… Посмотрим что там за духи злые… Потом вернемся в Бункерстан – заручимся поддержкой мародеров. Хорошие диверсанты, тем более если они поголовно психопаты, всегда в цене…

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  7. #67
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вс Май 07, 2006 8:31 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Валера

    Огонь снаружи,
    огонь внутри,
    плешивый дьявол по пояс в доле.
    Нам пламень нужен
    и он в крови.
    А что еще? Только холмик в поле.
    Играет с нами
    в очко судьба:
    за недобор платим жизнью длинной.
    Черт рожу скалит,
    сдает с себя,
    смерть метит в сердце холодной льдиной.
    Здесь, в адском пламени,
    Карты жжем!
    Отрой, плешивый, себе могилку!
    Мы пламя познали
    И нам хорошо.
    Теперь бы назад, вновь на ту же развилку...


    Когда их потом порознь спрашивали: "Ну, как там, в огне?" - каждый описывал свое путешествие в мир огня по-своему, как буд-то шли они разными путями. И только собравшись вместе они находили общие ориентиры и понятия, и тогда уже взахлеб дополняли друг-друга, как буд-то вспоминая увиденное другими.
    Мир, где они пробыли достаточно долгое время, действительно, был лишь относительно материальным, вернее, материальным в той степени, в какой каждый был магом и был подготовлен к восприятию подобной "действительности".
    Самым реальным и последовательным был рассказ присоединившегося к ним у самых Врат придворного мага Класикса Алеуты, что предводительствовал и в первом походе к Огню, и магом был очень серьезным. "Вы, главное, не выпускайте рук впереди и сзади идущих, демонов не считайте, а смотрите под ноги и, если чувствуете, что земля уходит из-под ног, отвлекитесь на что-то знакомое и вполне материальное, хоть на задницу переднего и вас отпустит".
    Весте виделась стремительно вращающаяся воронка огня, черного дыма и чьих-то оскаленных пастей, похожая на торнадо в пустыни, только повернутая горизонтально и охватываюшее ее со всех сторон. Воронка извивалась, корчилась, как змея схваченная за хвост и только под самыми ногами иногда можно было разглядеть твердый каменный пол, грубые ступени или россыпи битых камешков.
    Гее видились мрачные чертоги замка Джинна, которые все время меняли свои очертания и иногда лопались, как пузыри, и тогда на мгновения открывались бесконечные спуски и переходы подземного мира и даже его обитатели в виде языков пламени появляющиеся прямо из стен и исчезающие на пол-пути, чтобы появиться совсем в другом месте. Видились ей огненные реки, текущие по земле и потолку под разными углами, иногда на встречу друг-другу и обожженные пропасти, из которых гейзерами вдруг начинала бить огненные струи. Это было уже достаточно реалистично.
    То, что видел Хи, не поддается никакому логическому объяснению. Он видел члены. Огромные поднимающиеся и опадающие члены, распаренные и воспламеняющиеся, разбрасывающие искры молний и обугливающиеся и распадающиеся пеплом. При этом, шел Хи то внутри, то снаружи бесконечной и податливой кишки, повидимому живой и сокращающейся не в такт его шагам. Положение было безвыходное, когда какой-нибудь окоянный отросток замечал героя, стремился к нему и пытался сбросить не знамо куда, тогда Хи подпрыгивал, пытаясь сделать сальто, но его удерживали руки впереди и сзади идущих и видение на мгновенье пропадало.
    Хворосту воз видел горы замерзшего огня, скалы пламени и озера огненного льда. На голове его был артефакт магической защиты в виде легкой короны. Движения вокруг он не ощущал. Но, когда одна картинка сменяла другую, а было это довольно резко и всегда неожиданно, королю лунных странников хотелось снять корону, да руки были заняты.
    Прель настроилась на частоту самых простых форм и теперь шла в сером и скучном мире, по которому лишь иногда проходила рябь цветности, похожая на круги на воде.
    И лишь Раника ничего не видела. Она тихо посапывала за плечами Хи, чему-то улыбаясь во сне.
    Так ли хорошо Алеут знал путь или им просто везло, но до знака Огня они дошли без приключений и драк. Как потом туманно объяснял придворный маг, для жителей огненных подземелий они были такими же ирреальными фантомами и мало кто из них догадывался, об их сущности и намерениях. Была ли в этом его заслуга, маг не сказал.
    Перед знаком Огня все остановились. Трудно было понять что это: в высоченной ровной стене был высечен гигантский барельеф... нет, скорее в скалу был вставлен гигантский кристалл переливающийся... нет, медленно перетекающий из одной формы в другую, что подтвердил и Класикс:
    - Перед нами кристаллический огонь, сосредоточие всех свойств огня и всего связанного с огнем. Если на другом конце мира зажгут спичку, он это почувствует. Он разумен. Он сам избрал для себя форму кристалла, чтобы сбалансировать приход и расход энергии. Иначе его температура поднималась бы бесконечно и он расплавил бы планету. Мы здесь ради тебя, Химериот. Я не знаю, что Он скажет. Подойди к нему.
    Хи теперь видел действительность ясно и отчетливо. Большая куполообразная пещера со множеством входов и выходов была пересечена плоскостью скалы, напоминая глазное яблоко с кристалликом.
    Сперва бодро, потом не очень, но Хи добрался на расстояние нескольких шагов до кристалла. Ни тепла, ни холода, ни отблесков, ни тени не исходило от него, но весь он жил своей внутренней и непонятной жизнью.
    Постояв так несколько минут, Хи не выдержал и подал голос:
    - Эй, столп мироздания! Я, вот, весь здесь...
    - Хм... - бас самой низкой октавы отразился от стен и унесся по изгибам коридоров...
    - Хочешь силы? Проси... - вновь громыхнуло, и с потолка посыпались камешки...
    - Дело в том, что я шел сюда с джинном, джинном пустыни, но его отвлекли другие дела. Мы эта... надо спасать мир! Демоны...
    - Знаю!... - небольшое землятресение закончилось тем, что рядом с Хи упал небольшой, с деревенскую хату камешек и укатился назад во тьму.
    - Вот, - продолжал, почему-то начиная спешить, Хи. - А моя "труба", всего лишь пылесос... а еще нам нужен этот... символ! чтобы потом собрать звезду и....
    - Хорошо! - выдохнул кристалл. - Устами мага проглагооооолю! - небольшой ураган поднял всех, кроме Хи, покружил и побрасал в разные места пещеры. - Ступай!
    Кристалл лишь на миг окаменел и вновь продолжил свое перетекание.
    Хи спустился вниз и помог некоторым прийти в себя после падения. У Хворосту воз болели локоть и челюсть, маг запутался в плаще и подвернул ногу, прочие отряхивались и отплевывались и только недавно проснувшаяся Раника протирала глаза и что-то рассказывала сама себе под нос.
    - Каменюка чертова! безмозглая к тому ж! - чуть не рыдал Алеут, сидя на полу пещеры. Он не только подвернул ногу и теперь не мог подняться, но еще и раздавил все, какие ни есть пузырьки и емкости с микстурами, что висели у него на поясе и выглядел как обмочившийся младенец.
    - Ничего я тебе сейчас не расскажу. Вынесите меня на улицу, тут где-то был прямой путь - махнул он рукой в сторону черных крапинок верхних ходов, издали похожих на ласточкины норы.
    - У-а-ха-ха-ха...!!! - раскатилось по подземелью, правда, без катастрофических последствий.
    - А у него, оказывается, есть чувство юмора! - удивилась Прель.
    - А вон один проход засветился! - сообщила Раника из-за спины Хи, которая всегда смотрела в нужном направлении.
    - Это он нам указует! чертов... эээ... кладезь мудрости и прочая, и прочая! Пойдемте туда. - предложил повеселевший Алеут. И все пошли к выходу, причем Класикс поехал на спине Хворосту воза, о чем впоследствии было сложено много былинок и песен, что распевают не только в северных горах, но и по всей великой пустыне.

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  8. #68
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Пт Май 19, 2006 10:11 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Klon

    Квицат Гадерэм...
    Он скользит сквозь тьму ночи по шипящему песку...
    Ему принадлежит целая вечность...
    Все миры перед ним...
    Все судьбы в его видении...

    Как же хороша эта легенда. Одно не учтено. Им стала Она. Джейн. Девушка-двудушница, наследница души Эльмении Королевы Пустыни, ефрейтор Детей Алых. Девушка, которой стало скучно сидеть в жарком офисе. Девушка, чьим названным братом стал Абдульхим, наёмник Пустынников. Девушка, которая видела падение Имерхальда.

    Квицат Гадерэм учит нас: единственное лишь неверное решение в пророчестве или неверный выбор лишь единого слова могут полностью изменить и самое будущее. Он говорит: "Широко в видении время, будто врата, но когда проходишь сквозь это видение - оно становится лишь узкой дверью".

    ...Джейн смотрела вперёд. Туда, в синеву будущего. В её голове проскальзывали тысячи голосов. Но она ясно видела. Легион Тьмы! Чудовища, выползшие из адских лабораторий Имерхальда. Но среди Тьмы мелькает пять ярких точек. Свет. Её союзники. Где же вы? Она сосредоточилась и внимательно вгляделась ещё раз. Вдали мелькал ворох белых искр. Позади синевы разгуливал Ветер Перемен, а ещё дальше - Звёзды вершили Судьбы. Что же там ещё? Джейн протянула руку и... Почувствовала обмораживающую боль. Холод мгновенно пробежал по её телу, и она потеряла сознание. Падая, она лишь услышала вскрики Теней и вопль Абдульхима...

    ...
    Свет. Ответь мне. Кто я? Скажи, что мне делать? Я ведь не должна видеть тебя... Но ты есть. Такой обжигающий и такой согревающий. Скажи, а ты настоящий? Можно я дотронусь до тебя?... Уххх... Да ты даже не жжёшься. Хороший, милый...
    Постой... Я знаю тебя? Почему мне знакомо твоё лицо? Почему мне так знакомы эти волосы, что тревожит ветерок? Кто ты?
    Детский смех...

    - Джейн...
    - Да, Хи?
    - Скажи, мы ведь удерём отсюда?
    - Может быть.
    - Мне надоело моё родное болото... Эти мухи. Эти холодные ночи. Папа, постоянно изматывающий меня тренировками. Чего он хочет?
    - Не знаю, Хи.
    Над ними сотни тысяч звёзд. Какие-то из них сверкают красным, какие-то - синим. Но все они будто подмигивают им с неба. А что ещё надо?
    Хи привстал.
    - Джейн, дроиды нам враги?
    - Конечно, Хи. Мама говорила, они высасывают из нас души, чтобы самим жить.
    - Тогда откуда берутся наши души?
    - Не знаю... Я не особенно сильна в философии. Тем более, что мы с тобой пропустили уже третий день школы.
    Молчание.
    Хи вздохнул. Внезапно его лицо слегка порозовело, однако в сумерках это было почти не видно. Его рука дотронулась до руки Джейн.
    - Ты... ведь знаешь, что... что говорят о нас в школе?
    - Да.
    - Не судьба ли это?
    Джейн стыдливо отвернулась.
    - Может быть...
    Его пальцы провели по тыльной стороне ладони. Затем притаились среди её.
    - Джейн...
    - Хи...
    - Джейн... я... я лишь хотел... сказать...
    - ...
    - Я... я люблю тебя...
    - Хи...
    Химериот покладисто чмокнул её в щёчку и рассмеялся.
    Сладкий детский смех...

    Поцелуй пустоты...
    Внезапно я почувствовала себя обманутой. Мне захотелось кричать, но мой рот был беззвучен. И тогда я попробовала вспомнить о той синеве...

    Джейн открыла глаза.
    Сидящий в углу Абдульхим заметил шевеление её век, привстал и подполз к ней.
    - Как ты себя чувствуешь... сестричка?
    Джейн лежала и вслушивалась в импульсы своего тела. Ничего. Ни капли боли. Жгучий холод покинул её.
    - Никак, Абду... Хотелось бы и лучше, но... от лучшего добра не ищут.
    - Ты очень нас испугала... Особенно Теней... Теперь они все - твои воины...
    - Скажи, Абду... Кто я?
    - Тассен его знает, сестричка... Тени называют тебя Квицат Гадерэм. А для меня ты сестра...
    - Абду...
    Она обняла этого ставшего столь близким ей человека.
    - Абду... Я... Я боюсь...
    Джейн шмыгнула носом.
    - Ну... Полноте тебе, сестра.
    Джейн разрыдалась...
    Абдульхим гладил её по голове. На его уме были лишь сумбурные воспоминания о событиях минувших дней.

    Пайк с удивлением обнаружил, что больше не видит этот манящий свет. Он летит один среди пустыни. На небосклоне лишь ненавистное ему солнце.Минокрас хара, зачем он только сунулся в эту пустыню? Еда?
    Что это было? Что это за лёгкое гудение?

    Абдульхим обнял Джейн ещё крепче.
    - Ну, ну... Не плачь, сестрёнка. Ты стала совсем большой.
    - Абду... Я не хочу.
    - Все мы взрослеем...
    - Нет... Я не хочу... Не хочу держать такой груз...
    - Тогда раздели его с нами.
    Молчание. Всхлипы.
    - Абду...
    - Сестрёнка...

    - Братик. Что Тени подумали?
    - Стил обьяснил им, что это сказалось твоё напряжение и усталость.
    - Они верят, что я - Квицат Гадерэм?
    - А разве нет?
    Абдульхим лукаво взглянул на неё.
    - Да... Да, ты прав.
    - Тогда пойдём... Твой народ ждёт тебя.
    У Джейн закололо в сердце. Её народ... Стоило могуществу проявить себя, и её уже считают божеством.
    - Идём...
    Шурясь от яркого света, Джейн стояла на скале, куда выходила пещерка, и всматривалась вниз. Там стояли Тени, искуссные бойцы и непоколебимые фанатики Махби. Люди, верующие, что однажды изменят лик этой пустыни.
    - Квицат Гадерэм...
    - Квицат Гадерэм...
    - Квицат Гадерэм...
    - Скажи... Что ты видела?
    Джейн выдержала паузу.
    - Я видела свет... Пять звёзд мелькают на фоне синей реки. В её водах отражается их сила.
    - Что так испугало тебя?
    - Там вдали... Там гуляет Тьма. Она ненавидит пустыню и губит её. Пустыня плачет.
    Лёгкий шёпот разнёсся внизу. Потом шёпот перерос в гул. Тени бурно обсуждали что-то. И нашёлся наконец тот, кто выкрикнул:
    - Мы не боимся смерти во имя мира Пустыни! Веди нас туда!
    Джейн покачала головой и посмотрела на Абду. Его лицо было бесстрастно. Он смотрел куда-то вдаль.
    Джейн повернулась к Теням.
    - Нет... Мы должны ждать.. Мы должны ждать пока пять не соберутся вместе... И кое-кто уже достиг...
    Последние её слова услышал лишь Абдульхим, ибо произнесла она их шёпотом.
    И тут словно в доказательство её слов зашелестел странный ветер...Маленькая тень пронеслась по скалам, подлетела к Джейн и обернулась...

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  9. #69
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Пн Сен 18, 2006 2:54 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Dr.Krest

    …Помявшись с ноги на ногу, перебросившись взглядами, крякнув и почесавшись в разных местах, товарищи не торопясь углубились в темные коридоры пиратской цитадели. Созерцание валяющихся по всюду полуистлевших тел, покрытых толстым слоем пыли и паутины, некоторые из которых застыли в невероятных акробатических позах, не внушало аппетиту с оптимизмом, но все же это было куда лучше толстых голых баб с картины неизвестного мастера, чей труп, как было сказано ранее, покоился вместе с полотнами в хижине гостеприимного старичка-пропойцы.
    Не будем заострять внимание на их скитаниях по закоулкам цитадели-призрака и сборе ценного инвентаря с тел павших, скажу лишь, что спустя некоторое время до экс-пиратских ушей донеслись звуки заупокойного характера – могильные стоны, склепные шорохи, мавзолейные скрипы и курганные вопли. В общем, полный ансамбль, способный повредить душевному здоровью не только нормального человека, но и в конец расстроить работу головного мозга закостеневшего психопата. Впрочем, Фог и бровью не повел, а Ин ограничился приступом легкой икоты. Что же касается робота Альфы – ему от этого саундтрека, при его конституции, было ни жарко, ни холодно. По закону жанра всех книг о привидениях, коих у Ина в детстве было две (одну он даже успел таки раскрасить), звуки шли откуда-то снизу, по всей видимости из винных погребов. Из этого вытекала догадка, что тема жесткого похмелья была знакома не только в мире физическом, но и в мире более тонких материй.
    Итак, это было некое подобие имерхальдской воронки, разве что масштабами поменьше – и как полагалось из самой глубины всех глубин струилось неизменное зловещее сияние. К сожалению ни Ин, ни Фог, ни тем более Альфа не были ранее знакомы с подобным явлением, иначе бы первый поостерегся бы делать то, что он сделал без всяких опасений. Итак, какое первое желание появляется у человека заглянувшего в бездну? Разумеется - плюнуть туда. Плюнуть от души, предварительно всосав побольше соплей. Но этим Ин не ограничился. Вслед за плевком в скважину полетело одно из мертвых тел, а после, туда же, устремилась струйка мутной мочи…
    По всей вероятности, хамский плевок, и уж тем более мочеиспускание, в вечность - возмутили её обитателей. Окончательно озверев от наглости непрошенных гостей демоны, оставив заупокойные серенады, перешли к решительным мерам. С дикими нечеловеческими воплями, вырвавшаяся с из воронки стая призрачных существ бросилась вгрызаться в валявшихся вокруг мертвецов. И так, обретая плоть, они хватали первое что попадется под руки и с яростью бросались на осквернителей бездны, получали в грызло, рассыпались на куски, собирались во единое целое и снова повторяли атаки. Поняв что сражаться с мертвецами дело бессмысленное и тем более опасное для здоровья, так как количество противников неуклонно росло, товарищи решили что трусливое бегство достойный выход из сложившийся ситуации. Так быстро бегать экс-пиратам еще не приходилось, благо ускорению способствовало газовыделение, вызванное страхом и нездоровым полевым питанием… Картина, ожидавшая их снаружи цитадели, была ни чуть не лучше чем внутри – в конец охреневшие жители близлежащего поселения с неподдельным интересом наблюдали как, до этого мирно лежащие, мертвые тела медленно поднимались и шли в их сторону, явно не для того, чтобы раскурить трубку мира… Так что Фогу ничего не оставалось, как быстро организовать оборону населенного пункта… Посмертно…
    Когда в твоем распоряжении бригада из 15 с половиной слегка поврежденных в психическом плане алкоголиков, едва способных устоять на ногах, на вооружении которых 20 кривых самострелов, пара ящиков с зажигательной смесью и одна ржавая башенная пушка, в работоспособности которой можно сотню раз усомниться – даже самый закоренелый оптимист сочтет правильным решением собственноручно вырыть себе уютную могилу, лечь по удобнее и с удовольствием застрелиться (если, конечно, это удастся сделать с помощью вышеупомянутых самострелов). Единственное что можно было сделать еще - так это привязать залитый до отказа перегонный куб к его хозяину и геройски направить его вглубь легиона немертвых командирским пинком под зад. И то сие действие носило бы исключительно… Да что толку словоблудием заниматься – обыкновенный кураж перед мучительной смертью от рук озверевших умертвиев.

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

  10. #70
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,020
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 165 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Ср Окт 18, 2006 12:46 pm Заголовок сообщения:

    --------------------------------------------------------------------------------

    Randomizer

    Альтернативная концовка

    Людям с неустойчивой психикой и приверженцам высокого искусства читать не рекомендуется


    Като. Джейн. Химериот. Бел-Адад.

    Все люди делятся на две категории: те, которые от стресса собираются, и те, которые в критической ситуации полностью теряют над собой контроль. С демонами иначе: они привыкли идти по определённому пути, и для них нет случайности. Поэтому демона можно отличить от человека по абсолютной неспособности испытывать стресс.
    Именно так Като себя и чувствовал: случилось как случилось. Страх, паника, жажда крови — всё поглотилось внутренним огнём, придавшим много сил и отнявшим не менее чувств. Парню было даже не забавно наблюдать, как люди спасаются от огня — он лишь отметил для себя, что пожар обнажил сущности людей: команды операторов, ранее казавшиеся едиными механизмами, рассредоточились и побежали кто спасать технику, кто — смазливую бабочку из обслуживающего персонала, кто вообще бросился бежать очертя голову… В условиях опасности не сохранилось ни одной ладно работающей группы, что доказывало всю поверхностность и нелепость доселе совместного труда. Никакой дружбы — только выгода и приказ сверху. В общем, наверное, так даже правильнее… хоть и крайне банально.
    Всеобщая паника позволила Като легко увести новенький «Китобой». Сев в кресло и положив руки на пульт управления, он внезапно почувствовал себя киборгом, единым целым с летательным аппаратом. Мозгу не приходилось напрягаться, чтобы управлять движением — руки помнили всё, и Като с наслаждением откинулся на спинку кресла, отдаваясь во власть рефлексам.
    Пошли к чёрту эти людишки. Надо вернуться в Иммерхальд и посмотреть, что осталось от системы управления. Дендроиды всё ещё живы… а с ними жива их тайна, и теперь, после огненного видения, Като подошёл как никогда близко к её разгадке...

    * * *

    Химериот с самого начала путешествия не очень понимал, зачем его ввязали в авантюру. Где-то в глубине сознания клубилось сомнение: а не используют ли его как обыкновенное, хотя и очень мощное, оружие против демонов? И что будет дальше, когда демонов не станет? С какой стати он должен делиться силой, из-за которой страдает, со своим родом, и не лучше ли ярко прожить до девяноста девяти лет, чем, выполнив миссию, отдать могущество сыновьям и стать самой обычной серой посредственностью?
    Глядя на спутниц, Хи всё больше убеждался, что он не хочет идти по уготованной для него дорожке.
    Взять то же испытание в оазисе. Опять пришлось прибегнуть к хлысту силы, а девчонки только мешались своими криками и поучениями. Такое ощущение, что нарочно, чтобы усложнить Химериоту задачу, чтобы подхлестнуть его самолюбие. Да-да, вы добились своего! Самолюбие взыграло.
    По выходу из замка Химериот объявил:
    — С этого момента я путешествую один.
    Никто, похоже, и не собирался удивляться столь резким словам.
    — Даже и не думай! — отрубила Гея. — Нам было дано задание охранять тебя, и мы сделаем всё, чтобы защитить твою жизнь.
    — Вы сделаете ВСЁ по плану! — взорвался Химериот. — Вы просто используете меня! Я так не хочу больше! Я хочу решать самостоятельно!
    — «Я хочу решать самостоятельно, и гори весь мир синим пламенем», — ехидно передразнила Раника. — А ты не думал, что сила принуждает тебя подчиняться судьбе?
    Сперва Химериот открыл рот, чтобы выдать ответную тираду, но потом сообразил, что трепотня с девчонками может затянуться и сбить все прицелы, если он даст себя заболтать. Юноша молча направился вглубь пустыни, не оборачиваясь, но прислушиваясь к звукам шагов. К его удивлению, никто за ним не последовал.
    «Тем лучше, — рассудил Хи. — С «хвостом» покончено!»
    Фигурка парня с необычными волосами медленно таяла в барханах, оставляя за собой цепочку ровных, как отмеренных по линейке шагов.
    — Всё идёт по плану, а, начальница? — съязвила Раника, стрельнув взглядом на каменное лицо Геи.
    — Даже легче, чем я предполагала, — спокойно отозвалась та. — Нам пора возвращаться к Акве.
    — Жалко… — пожала плечами Веста. — Пропускаем самое интересное.
    — Ты ошибаешься, — Гея почему-то погладила себя по животу. — Самое интересное начнётся через девять месяцев…

    Зайдя на бархан, Химериот не выдержал и оглянулся. Его взгляду предстала безлюдная пустыня и пустующий вход в таинственный замок Джинна…

    * * *

    Среди обломков везделётов, оставленных командой L-T, нашёлся один, хоть и неисправный, но вполне себе ничего. Правда, вмещал он только двоих. Это послужило началом очередной ссоры: Абдульхим со Стилетом не поделили место рядом с Джейн.
    — Я должен сопровождать Квицат Гадэрем! — заявил пустынник с видом, вызывающим опасение: а не настигнет ли тех, кто осмелится ему перечить, кровавая кара?
    — Никто не возражает, но пусть девочка сама выберет, — парировал Абдульхим.
    Джейн перевела взгляд с одного мужчины на другого и моргнула. Разумом она понимала: Стилет сильнее. Но сердце подсказывало: Абдульхим ей нужен больше. С самой первой встречи со Стилетом Джейн постигла череда несчастий и склок, тогда как Абду отличался исключительно покладистым характером и был готов работать в любой команде.
    — Да. Абдульхим. Это честно — ведь он нашёл меня первым, — Сердце оказалось сильнее разума. А может, так действительно лучше…
    Джейн легко разобралась в управлении везделётом — во время обучения ей приходилось за минуты осваиваться с незнакомой техникой. Курс был взят приблизительный — по звёздам, потому что точная карта отсутствовала. Впрочем, девушка не сомневалась, что как и раньше, ей попадутся какие-нибудь знаки, которые укажут точную дорогу. Поэтому не испытала ни ужаса, ни удивления, когда на горизонте замаячил летательный аппарат, похожий на тот, которым управлял пилот со спутанными волосами, забравший фальшивый минидиск.
    Волосы, волосы… Какого там у него цвета волосы? Кажется, пепельные?... Это единственная примета, по которой Джейн могла бы узнать бешеного пилота.
    — Мне не кажется, что нам надо выходить на связь, — заметил Абдульхим, увидев, что Джейн потянулась к передатчику.
    — Во-первых, мы не знаем, действительно ли это он, а во-вторых, теперь уже нам нечего делить, — Впрочем, была и третья причина. Наверняка этот пилот уже запеленговал везделёт, а поскольку его машина быстроходнее, контакта точно избежать не удастся.
    — Эй, там, на «Китобое»! Куда путь держите?
    Связь отчаянно барахлила. В ответ Джейн получила только шум помех и предательское потрескивание. Сквозь помехи ей послышалось: «Имерхальд», но, сочтя совпадение невероятным, она решила, что это плод её больного воображения.
    — Смотри! Оно летит к нам! — Абдульхим дёрнул спутницу за рукав.
    — Вот и отлично. Нам донельзя нужна хорошая машина.
    Тем временем блестящий от новизны «Китобой» опустился на песок перед посудиной Джейн.
    — Бросайте оружие, а не то я смету вас гравилучом! — пробасил динамик.
    Абдульхим избавился от кинжалов. Джейн кинула на песок минилазер.
    Из кабины вывалился пилот… Нет, его невозможно было не узнать: та же спутанная шевелюра, те же резкие телодвижения. Но теперь волосы не казались серыми, как дорожная пыль. Они сияли, словно начищенная серебряная поверхность, ореолом окружая безумное измождённое лицо с болезненно пылающими глазами.
    «Парень с металлическими волосами укажет путь»…
    Раньше Джейн полагала, что предсказание говорит о Химериоте. Но этот парень… Если его волосы не похожи на металл, то Джейн вообще понятия не имеет, как должны выглядеть металлические волосы!
    — Я помню тебя, девчонка. И тебя помню, мужик. Удивлён, что вы всё ещё живы. Возможно, пустынные сколопендры отравились старикашкой? — парень явно наслаждался разговором с позиции силы.
    — У меня нет больше минидиска, — развела руками Джейн. — Я бесполезна для тебя, — и тут же неожиданно для себя выдала вслух мысль, навязчиво крутящуюся в голове : — У тебя ПОТРЯСАЮЩИЕ волосы!
    Като опешил. Он предполагал, что девчонка выходила на связь ради того, чтобы обманом завладеть «Китобоем» — ещё бы, ведь на таком тарантасе, как у неё, долго не поездишь! А она вдруг… Волосы?
    — Как я могла не заметить раньше… — Джейн смотрела на Като широко раскрытыми глазами, в которых читалось…
    ВОЖДЕЛЕНИЕ????!!!! ВОСХИЩЕНИЕ????!!!! РАДОСТЬ?????!!!!!
    Никто и никогда не смотрел на Като такими глазами. А тем более — девчонка, которую он чуть не убил.
    Като оценивающе взглянул на незнакомку. Частично скрытая под плащом, её фигура всё же угадывалась — плечи и бёдра равны по ширине, грудь заполняет мужскую ладонь, но талия и шея стройны, как у нимфетки. Сексуальные фантазии мгновенно захватили сознание, рот наполнился слюной, а внизу живота разлилось всё нарастающее возбуждение.
    Но потом Като обратил внимание на её спутника. Мужчина! Мужчина в самом расцвете сил, и он держится с ней весьма по-хозяйски. Смуглый и синеглазый, довольно привлекательной внешности — последнее обстоятельство бесило больше всего.
    Какое право имеет этот бродяга обладать женщиной, которая нужна Като самому?!
    — Ты летишь в Иммерхальд? — спросила девчонка.
    — Ты об этом? Могу захватить тебя с собой. Только сначала надо избавиться от лишнего.
    Абдульхим метнулся в сторону, но Като воспользовался рассеивающим гравилазером, и у торговца не оставалось никаких шансов. Его впечатало в песок, как под гигантским прессом. Из ушей, носа, глаз и рта бежала кровь, вены полопались…
    — Не-е-е-е-т!
    Джейн схватила Като за руку и вцепилась зубами в горло. Судорожно сжимая челюсти и мотая головой, она ощутила солёный вкус на языке, и от этого пришла в ещё большую ярость.
    — Слишком рано. Я тебе ещё понадоблюсь, — Джейн удивилась, сколько холода звучит в этом голосе. Будто говорит не человек, а робот. Или…

    Пилот оторвал от себя девушку вместе с куском собственной кожи. По груди Като струилась кровь, окрашивая рубашку пятнами а ля импрессионизм, а волосы сияли так ярко, как сияет расплавленный металл в горне.
    — Ты меня не возбуждаешь, — он швырнул девчонку на песок, рядом с трупом Абдульхима. — Можешь скушать то, что вырвала из моего горла. Уверяю, не отравишься. Убивать я тебя пока не стану — сама помрёшь. А если нет, значит, того и достойна.
    Отплёвываясь, Джейн остекленевшими глазами наблюдала за пилотом, с наслаждением крошащим везделёт на детали с помощью гравилазера. Кровь заливала его грудь и живот, но он даже не удосужился закрыть рану.
    — Хочешь достичь Иммерхальда — следуй прямо по Алой Звезде Войны. Да, и советую тебе разделать трупик — если не хочешь помереть от голода и жажды, — с этими словами Като размозжил контейнер с питьевой водой.
    Минутой позже «Китобой» уже скрылся в белом небе.
    Джейн легла на песок рядом с Абдульхимом и заплакала. «Квицат Гадэрем», «Квицат Гадэрем»! Звучит, как запугивание, как зомбирование мозга. Она всего лишь девчонка-спецагент, слегка двинувшаяся головой. И смерть друзей кажется ей в сто раз горше, чем гибель всего человечества…
    А тот парень с сияющими волосами — ненормальный. Джейн видела, как он на неё смотрел перед тем, как «избавиться от лишнего» — жгучая страсть и почему-то слёзы. Но одно мгновение — и выражение глаз пилота резко изменилось: пылающие угли обратились в кусочки мёртвого мориона. «Почти как я… Квицат Гадэрем, Эльмения, Махби… Всё это мешает мне быть нормальным человеком, превращая из девушки в безликого «героя». Так кто сказал, что он не такой же точно злодей, как я герой — не по сути, но просто от психической болезни?...»

    Всё пошло от минидиска. Джейн помнила четырёхдневное блуждание по пустыне, началом которого послужила смерть двух лучших друзей, а концом — встреча с Абдульхимом. Похоже, жизнь идёт если не по кругу, то как минимум по спирали — ибо Джейн попала почти в такую же ситуацию. И была вынуждена брести по барханам так же бесцельно, как тогда, в самом начале…
    И опять — дура! Вот надо было выходить на контакт с тем психом, да?! Захотелось, понимаете ли, чтобы довезли её до Иммерхальда с почётным караулом на хорошей машинке! А может, «героизм» взыграл? Конечно, это ведь так круто — забраться на вершину, карабкаясь по трупам союзников. Только чем такой «герой» лучше Германа?
    Джейн остановилась как вкопанная. Ей послышалось чьё-то пение к востоку, за барханом. Так, может быть, это какой-нибудь мирный житель пустыни, и селение ближе, чем она предполагает?...
    Девушка поспешила вслед за звуками. Ноги вязли в песке, в горле пересохло, глаза жгло от горя и засохшей соли слёз, но надежда буквально толкала тело вперёд, пару раз заставляя падать, но потом подниматься и так же остервенело спешить навстречу событию.
    Сначала Джейн увидела спину. Стройную мужскую спину в облегающей безрукавке. Сильные, красивые руки. И — стальные волосы!
    — Хи! — заплетающиеся ноги понесли девушку прямо к парню. Рухнув на мощную грудную клетку, она обвила шею странника руками и заплакала от счастья.
    К её немалому удивлению, он почти не обрадовался.
    — Что ты тут делаешь, Джейн? Что с твоими глазами?
    — Хи… Хи… Хи… — объятия девушки становились всё крепче, как будто она боялась потерять парня.
    — Да успокойся ты и объясни, что случилось?! — Химериот начал выходить из себя. Эта сцена до боли напомнила ему выпендрёж Весты, от которой он только-только освободился.
    — Хииииииииии! — вместо ответа она прильнула к его губам. Химериот ощутил вкус металла и слизистый привкус гнилости.
    — Отстань! — парень оторвал от себя Джейн и усадил её на песок. — На, попей. И хватит реветь — только воду переводишь.
    — Хи… Хи… А я-то в тебя перестала верить… А ты был рядом… Мой единственный… Мой символ… Спаситель…
    «Единственный», «символ», «спаситель»! Каждое слово будто иголкой укололо Химериота. Он-то пытался уйти от навязанных директив! А они тут как тут — только теперь в обличии Джейн. Господи, ну неужели ни одно существо в мире не способно воспринимать Химериота таким, как он есть, а не таким, каким его пытается представить Аква?!...
    — Хи… Мы ведь идём в Иммерхальд? Ты ведь знаешь, где Иммерхальд? Ты проводишь меня?
    «Ненавижу!» — пронеслось в голове у Химериота.
    — Нет, я не знаю, где твой Иммерхальд.
    Глаза Джейн потеряли цвет.
    — Значит, ты не символ?... Значит, символ всё-таки он?... Но почему?...
    — По кочану, и по кочерыжке! — Химериоту надоело, что Джейн ведёт себя как малолетняя истеричка. Но бросить её в пустыне одну… Нет, он не может этого сделать.
    — Идём за мной. И не хнычь — всё будет хорошо.
    Химериоту пришлось поддерживать Джейн, чтобы она не упала. Необходимо найти какой-нибудь населённый пункт, чтобы пополнить запасы воды и еды — ведь теперь надо рассчитывать на двоих.
    Вечером Джейн неожиданно прильнула к Химериоту. Её пальцы принялись бегать по застёжкам его одежды, второпях обрывая петли.
    — Так, — Химериот схватил девушку за запястья. — Объясняй.
    — Мы умрём… Ну или нет. Но я люблю тебя и хочу от тебя ребёнка, пока ещё жива.
    Звонкая пощёчина заставила Джейн прослезиться.
    — Ишь чего выдумала!
    — Но мы ведь любим друг друга…
    — Кто тебе такое сказал?!
    — Ты сам.
    — Давно. С тех пор всё изменилось. Я тебя не люблю.
    Джейн резко посерьёзнела. Глаза сразу же просохли, от носа к губам пролегли две суровые складки.
    — Хочешь — не хочешь, а никуда не денешься. Будем вместе. Не детей делать — так мир спасать.
    — Ага, ещё скажи, что ты избранная! — теперь Джейн напомнила Химериоту распоряжающуюся Гею и показалась ещё отвратительнее.
    — Да, я такая! И если для меня нет жизни — остаётся ещё миссия, которую я буду нести до конца, до победного конца!
    — Пошла ты со своей миссией знаешь куда?... — сам того не замечая, Химериот заговорил не хуже тех самых мародёров. С кем поведёшься — от того и наберёшься, однако.
    — Знаю! В Иммерхальд! И к тому же, нам надо найти ещё троих из Звезды, пока не поздно. Одного я уже раз упустила…
    Джейн не договорила. Всполох огненного зарева осветил горизонт. Маленькая чёрная точка пронеслась вдаль, куда-то к Алой Звезде Смерти.
    — Это он! Нам за ним! Скорее!
    — Где твой разум? Мы весь день шли!
    — Ты Избранный, ведь так? Значит, можешь обходиться без сна, если это необходимо!
    «Ну Гея, Гея вылитая! Господи, какая стерва…» — Химериот скривился, но не нашёл в себе сил ни бросить Джейн, ни поднять на неё руку. Слишком хорошо он пока ещё помнил то время, когда они действительно любили друг друга.

    * * *

    — Ты сильно изменился, Бенедикт.
    Спутник Бел-Адада повернул голову. Так и есть — в глазах, ранее наполненных мутным безумием, светилась целеустремлённость.
    — Посидишь с моё в психушке — ещё и не так изменишься, дружище.
    — Чего ты хочешь?
    — Да так, закончить одно маленькое дельце, — мужчина усмехнулся, и Бел-Адад отметил про себя то, как его резковатая мимика разительно отличается от прежнего расслабленного выражения лица. Определённо, тут дело не только в психушке.
    — Ты сказал, что Ализариум погиб. Это большая трагедия для мировой культуры. Священный город… Поэты… Художники… Знаменитые врачи и учёные. Научный центр всей Пустыни — и рассыпался, как карточный домик.
    — Туда им всем и дорога, — зло отозвался Бенедикт Беллум.
    Зависла тишина. Два спутника рассекали пустыню на воздушном боте. Бел-Адад не знал, куда направляется Бенедикт, но в душу закрадывалось смутное подозрение в обмане.
    — В чём главная сила демонов? — врач ударил наугад, но, судя по перекошенному лицу Бенедикта, попал в самую сердцевину проблемы.
    — Сила демонов… В вас, Бель. Она в вас. В ваших бреднях о творческом вдохновении. Вместо того чтобы думать о выгоде, вы воображаете, что творите, но ничего в этом мире не бывает просто так. Тот, кто работает на себя — работает на себя, а тот, кто не думает о себе — горбатится на чужого дядьку. Но тот, кто не думает ни о чём, кроме творчества, ещё хуже. Он кормит демонов.
    — Странные слова.
    — Тебе это уже не угрожает, Бель. Ты выродился. Тебя выпили. Выпили незадолго до встречи со мной. Теперь ты не нужен демонам. Поэтому я тебя не уничтожил.
    Бел-Адад и сам понимал, что поступил подло, бросив Аблудьхима со Стилетом смертельно ранеными, однако до сих пор не мог разобраться, что подвигнуло его сбежать. Слова Бена подтвердили догадку: слабость была вызвана некой внешней причиной, а не внутренними мотивами. «Выпили»… Неужели это…
    — Мы летим в Иммерхальд? Можешь не отвечать.
    Бел-Адад с усилием нажал на тормозную педаль. Бот остановился так резко, что инерция швырнула спутников вперёд, и если бы не ремни безопасности, они ударились бы об лобовое стекло.
    Врач поспешил покинуть кабину. Не по годам ловко он выбрался из ремней и спрыгнул на песок.
    — Тот, кто пасует однажды, пасует дважды. Лети один.
    Бенедикт Беллум вскинул бровь.
    — Мои аплодисменты, мистер пустой. Спасаешь свою шкуру? Похвально для человека. Я бы даже сказал, ты оказался умнее, чем я думал.
    Бел-Адад не ответил. Он уже спешил к селению Теней, подгоняемый ветром и давлением солнечных лучей в спину. Судьба Бенедикта Беллума его уже не волновала. Джейн справится с неприятностями сама. Демонам, вылезшим из Ада, он противостоять не сможет. Но в Ализариуме погибали миллионы талантливых людей, и им как никогда нужна была помощь опытного врача…
    Апостол Махби выбрал свой путь. Его творческий огонь выпили. Но сознание, тренированное десятилетиями, работало так же ясно, как и всегда. И могло рассчитать не на ход и даже не на два вперёд, как выгоднее поступить в критической ситуации.
    За спиной Бел-Адада развевался плащ пустынника, его голова пылала в обрамлении пляшущих от ветра седых прядей, а под ногами взрывались фонтаны песка. «Серый ангел» летел в Ализариум на стальных крыльях эгоизма.



    Като. Джейн. Химериот. Бенедикт. Пайк. Фир. Снова Фир.

    Первое, что поразило Пайка в открывшейся перед ним панораме — запустение. Если он и мог найти здесь еду, то явно не менее чем неделю назад. Развалины подземного города смердили трупами и бездушием. Откуда-то сбоку тянуло демонами — но вампира они совершенно не интересовали. А людей не было.
    Пайк бродил среди живописных развалин Иммерхальда, то и дело натыкаясь на сплавившихся дроидов, декорирующих пейзаж не хуже пустых жестяных банок. Ну что ж, во всяком случае, здесь безопасно. Если не считать демонов, расползающихся по городу в поисках пригодных для них тел — впрочем, глядя на последствия катастрофы, Пайк справедливо сомневался, что демонам будет так легко отыскать себе оболочку. Трупы уже успели сгнить, машины развалились на части, — ни то, ни другое не способно служить контейнером для души демона.
    Однако зов был, а Пайк привык доверять чутью. Значит, надо всего лишь подождать, затаиться, спрятаться в развалинах, пока добыча сама не найдёт охотника.

    Первым прибыл какой-то черноволосый тип на воздушном боте. В пищу непригоден — это Пайк определил сразу же. Но всё же последовал за ним вглубь развалин, дабы не упустить других. И правильно сделал — шагов через двести чернявого встретили двое рыжих людей в масках, вкусно пахнущих близкой кончиной. Пайк удивился, почему он не заметил их раньше, но потом списал всё на толпу демонов, отбивающих все запахи, и удовлетворился таким объяснением.
    — Я Нат-Бераг!
    — Я Кол-Ларев!
    — Хочешь в дверцу? А понюхать нашей силы не хочешь?!
    Мгновение — и от чернявого стали исходить сильные волны ненависти, крошащие все структуры вокруг него. Однако двое в масках только рассмеялись:
    — Это ты для святош прибереги! У нас в Бункере возле каждой пивнушки такой гадюшник стоит!
    Незнакомец вспылил. Стиснув кулаки, он бросился на рыжих стражей. Те ловко расступились и дружно расхохотались, созерцая нелепое падение противника на осколки бутылок, усыпавшие тротуар.
    — Что-то ты хиловат для демона, брателло.
    Несмотря на видимое преимущество масок, Пайк нисколько не сомневался в победе чернявого, поэтому равнодушно отошёл в сторону, ожидая, пока тот расправится с людьми. За развалинами дома сначала раздавался смех рыжих, потом их возмущённые вопли, и вскоре два крика сплелись в отчаянную эпитафию… Всё стихло.
    Вампир подбежал к двум телам, распластавшимся на осколках. Маски были сорваны, обнажая безобразные, искорёженные повреждениями лица. Дыхание застыло. Кровь медленно холодела в жилах.
    Слишком поздно. Они уже не удовлетворят его голод. «В следующий раз поступлю предусмотрительнее и нападу первым», — решил Пайк.
    Сзади вновь послышались шаги, и вампир растворился в тени, поджидая очередную добычу.

    Джейн вела себя слишком равнодушно для шестнадцатилетней девушки, вышагивая об руку с Химериотом среди развалин бывшего подземного города. Её не трогал вид разлагающихся тел, впрочем, после Замка Джинна и Химериот не обращал на них особенного внимания.
    — Если встретишь человека — не кидайся на него, а прояви дружелюбие. Звезда Избранных должна собраться, — велела девушка спутнику.
    — А если не человека?...
    Как будто в подтверждение мыслям Хи на дороге показался черноволосый мужчина в каких-то драных тряпках вместо одежды.
    — Я ждал вас. Где ещё двое?
    — Один уже должен был прилететь. Про второго понятия не имею, но вроде бы он тоже где-то здесь, — спокойно ответила Джейн.
    — Будем искать втроём. Так безопаснее. Здесь куча демонов.
    Химериоту не понравилась ни резкость, с которой разговаривал незнакомец, ни его уверенность в своём главенстве.
    — А ты сам-то часом не демон? — прищурился парень.
    — Это не имеет значения, — хором отозвались Джейн с незнакомцем.
    Чёрт, а ведь Джейн потрясающе изменилась со времен школы, подумал Химериот, разглядывая профиль подруги. Волосы, раньше пуховые русые — теперь жёсткие каштановые, глаза, раньше тёплые карие — теперь холодные синие. Грудь выросла, но не мягкими женственными бугорками, а тяжёлыми каменными глыбами, готовыми таранить стены при необходимости. Черты лица заострились и стали монументально-правильными. У прошлой Джейн были пухленькие губки и слегка курносый носик — а ещё, что особенно покоряло Химериота, золотистые кончики ресниц. Теперь всех этих милых примет не стало… И получившаяся механическая кукла, похожая на совершенную дроида-ж, никакой любви не вызывала.
    — Скажи, Джейн, что ты сделаешь, когда всё закончится?
    — Хотела выйти за тебя замуж, но раз ты взял все обещания обратно, придётся заняться уничтожением остатков зла в мире. Кстати, ты ведь понимаешь, что победа над демонами не снимает с нас ответственности. Так что пойдёшь со мной.
    «А вот не дождётся!» — с яростью пообещал себе Химериот. Он чувствовал себя обязанным запереть ад, но после этого лелеял совсем другие планы, нежели гоняться по пустыне за преступниками или отдать Силу ребёнку Джейн и пахать у неё на огороде остаток жизни.
    И если Джейн считает иначе — она враг Химериота.

    Като замер перед «Китобоем» в нерешительности. Цель достигнута, он находится в Иммерхальде. Теперь можно взорвать летательный аппарат или оставить его в целости, на случай, если придётся возвращаться. Но нет никаких гарантий, что пока Като ищет врата в мир демонов, его «Китобоем» не завладеют местные бродяги. Оставлять машину им на пользование?... Нет уж!
    Чтобы распрощаться с ботом, Като применил любимое оружие — гравилазер. Блестящий корпус за считанные секунды превратился в груду металлолома, не подлежащую ремонту. Ещё раз проведя лучом гравитации влево-вправо, Като удовлетворённо хмыкнул, потрогал тугую повязку на горле — на месте укуса, и пошлёпал по растрескавшейся земле вглубь города.
    Очередной поворот — и из-за развалин показалась странная троица: двое мужчин и девушка. Последнюю Като узнал моментально — та самая девчонка, которую он дважды оставлял умирать в пустыне — а вот её спутников видел впервые в жизни. Крепкий вооружённый парень со стальной шевелюрой и черноволосый мужчина средних лет, истощённый и завёрнутый в драные тряпки.
    Первое побуждение — размазать всех троих по земле — Като успешно преодолел. Причём он сам не понял, каким образом: внутри всколыхнулось что-то жгуче-ледяное и поглотило порыв к уничтожению. Осталось безразличие с малой толикой любопытства, что же дальше произойдёт.
    Девушка подошла к Като и протянула ему открытую ладонь. Синие глаза с механическим холодом заглядывали глубоко в душу.
    — Я Джейн. Это Химериот и Бенедикт. Мы вчетвером будем союзниками в этой битве.
    — Потрясающая самоуверенность, — расхохотался Като. — «Будем союзниками»! А кто вам сказал, что я вообще прилетел сюда сражаться?!
    — Дай сюда, — Джейн обхватила пальцы пилота двумя ладонями. — У тебя потные руки. Ты нервничаешь. Я же знаю… Ты прилетел сюда, чтобы разгадать загадку демонов и вступить в их ряды. Мы здесь за тем же самым.
    — Откуда… — Като попытался вырвать руку, но хватка Джейн окрепла.
    — Чтобы попасть в Ад, необходимо провести ритуал… Химериот, расскажи о ритуале.
    Парень со стальными волосами сделал несколько шагов вперёд.
    — Впятером оцепить вход. Создать живую пентаграмму из пяти лучей силы.
    — С какой стати я должен верить вам? — Като дёрнулся ещё раз, но руки девушки будто окаменели.
    — А хотя бы потому, что нас больше, — зевнула Джейн.
    Химериот отстегнул с пояса Като гравилазер и выбросил его в зияющую трещину у себя под ногами. Затем проделал то же самое со своим мечом.
    Двое мужчин заломили пилоту руки за спину и повели к центру города. Спереди равномерно покачивала бёдрами Джейн. Удивительная особа. Тоже завладела минидиском, тоже стремилась в Иммерхальд… Командует всеми, кто попадается у неё на пути. Дважды выходила невредимой из беспросветных ситуаций.
    И у неё невероятно сексуальная походка!...

    Четверо необычных людей медленно приближались к Бездне, пятый тенью следовал за ними, принюхиваясь к смерти.

    «Тип с забинтованной шеей похож на отменного мерзавца. Уверен, я поступлю правильно, если подставлю его под удар демонам», — уверял себя Химериот, и в его сердце вскипала ненависть к нахальной девчонке, заставившей его работать в команде с Като.

    «Я чувствую тёмную ауру от Бенедикта. Как только он обессилит от ритуала, надо его уничтожить, иначе этот тип принесёт много неприятностей», — планировала Джейн, и её рассудок сжимался при мысли о том, с кем она сотрудничает.

    «Я должен быть единственным демоном, который воцарится на земле после закрытия Ада, и необходимо избавиться от этого перерождённого дендроида как можно скорее», — помышлял Бенедикт Беллум, ощущая присутствие Пайка.

    «Парень со стальными волосами выглядит очень даже аппетитно, надо бы его обработать, пока он будет возиться с ритуалом», — сглатывал слюну Пайк, разглядывая мощную мускулатуру Химериота.

    «Идиоты, они сами подталкивают меня к раскрытию тайны Бездны. Когда мы достигнем её, я сделаю вид, что готов к ритуалу, и когда они решат, что я их союзник, отправлю всех в Ад… ну или почти всех», — размышлял Като, смакуя вид подтянутой попки Джейн.

    Для каждого из пяти «ритуал» представлял собой не более чем формальность — и удобную возможность претворить в жизнь личные планы.
    Наконец, Бездна предстала перед людьми во всём своем великолепии. Фиолетово-оранжевое пламя, смешанное с пустотой — и тени демонов, ползущие из дыры подобно тараканам.
    — Итак, встали по бокам, взялись за руки… Позволяем Силе течь по кругу!... — скомандовала Джейн.

    * * *

    Пять шёлковых нитей, пять сияющих лучиков, пять серебристых волосков тянулись от него через Врата в Мир людей. Фир трепетал в ожидании трапезы. Энергии горящего алмаза, спирта, гниения, бензина и водорода текли по пяти трубочкам для коктейля, готовясь выплеснуться и утолить неукротимую жажду творчества.
    Глоток… Восхитительный вкус — свежий, пьяный, густой, горячий и терпкий одновременно, чем-то похожий на кофе с пряностями и коньяком. Ещё глоток… Ещё… Ещё… Ещё…
    ЕЩЁ-О-О-О-О-О-О!!!!!........................................... .................................................. .....................
    ………………………………………… ………………………………………… ………
    ………………………………………… ………………………………………… ………
    ………………………………………… ………………………………………… ………
    Фир ожидал, что творческая энергия всколыхнёт в нём желание творить, как обычно. Но вместо этого душу постигло тягостное ощущение обмана. Те чувства, которые Фир поглотил, невзирая на их яркость и привлекательность, по сути оказались чувствами обычных людей, ничуть не более творчески настроенных, чем дворник с кайлом на морозе. Никакой игры мысли и даже никакой задумки играть… Точнее, игра, но не с Фиром. А друг с другом — как лучше уничтожить телесных врагов под предлогом борьбы с демоном. В Фире никто просто не видел врага. Все видели в нём обузу и предлог, позволяющий действовать по-своему.
    Ощутив послевкусие выгоды, Фир попытался срыгнуть нектар. Но слишком поздно — выгода уже всасывалась в его кровь и разносилась по тканям, лишая их питания. Фира передёрнуло от осознания ситуации: он умирал самой мучительной смертью из всех возможных для него смертей — от отравления выгодой.
    Если банальность просто несъедобна для Фира, то приземлённая выгода таит в себе серьёзную опасность. В отличие от первой, она бывает даже аппетитной, если скрыта за маской интриги. Выгоду, которая проникла в ткани тонкой демонической сущности, невозможно вывести — как тяжёлые металлы, она накапливается в органах. И не позволяет ни одной капле творческой энергии впитаться в поражённую ткань, давя её энергетикой расчёта.
    Фир ощутил, как выгода парализует его живот — и медленно, минуя барьер за барьером, поднимается к мозгу. Нет, она убивает не моментально — сначала откажет зрение, слух, восприятие… потом замедлится и остановится мысль, останутся лишь инстинкты… исказится память. Фир превратится в растительное существо, которое способно лишь идти по отмеренной линии, ничего не видя, не ощущая и будучи не в силах осознать — подобно большинству демонов в Аду. Стремиться только к внешнему, отринув внутреннее, желать себе материальности — и медленно терять остатки сил на то, чтобы побороть корни выгоды, поселившиеся в теле…
    «Всё кончено. Теперь единственное, что осталось загадкой на пути — время, отмеренное мне до смерти. Умру ли я быстро, истратив остатки сил на что-нибудь незряшное, или буду вечно корчиться в агонии?… Смогу ли я победить выгоду смертью, если соберу все свои силы?...»

    * * *

    Сухая и горячая ладонь Химериота — он уверен в себе. Мокрая и холодная ладошка Като — он сомневается. Джейн отпустила силу на волю, но не чувствовала, как она циркулирует по живой пентаграмме. Может, Хи что-то перепутал с ритуалом?...
    Внезапно Бездна взорвалась серым потоком. Души демонов, оказавшиеся на пути из Ада, сгорели, обратившись в бесцветные сгустки, и хлопьями упали обратно в бездну. Рыжий и фиолетовый огонь отчаянно замерцал, борясь с самим собой.
    Като рухнул на колени, чуть не свалившись в провал.
    — Я же демон… Как я мог поддаться?... — прошептал он, обхватив голову руками. В душе вскипала злость на людей, обманувших его, и на себя, попавшегося на их удочку из-за неудовлетворённого сластолюбия.
    Като медленно поднялся с колен, разматывая повязку на горле и обнажая следы человеческих зубов. Из окровавленных тряпок выпал металлический предмет — перочинный ножик, спрятанный туда ещё на «Китобое».
    — Я предал себя!... Я уничтожил врата демонов… И виноват в этом ТЫ, ТЫ, ТЫ!!!!
    Острие ножа блеснуло в руках пилота, низ его живота окрасился алым. Кусок плоти упал к ногам Като, и тот пинком отправил его в бездну.
    Бенедикт расхохотался во всё горло, тряся сальными чёрными волосами.
    — Впервые вижу такой оригинальный способ стать ближе к демонам!
    — А теперь отправляйся вслед за своим органом! — Химериот метнулся к пилоту, готовясь отправить его в преисподнюю пинком под зад, однако Джейн перехватила ногу парня, приняв удар на себя и удержавшись на краю пропасти.
    — Не трогай его! Он не самое большое зло среди нас!
    — Не мешай мне, девчонка! Я лучше тебя знаю, что зло, а что нет!
    Лицо парня перекосило. Теперь, когда его миссия выполнена, никакая в мире Джейн не встанет между ним и его планами. Химериот представил себе хлыст силы, разматывающийся у него в седьмой чакре, дабы отправить пилота к праотцам… и опешил. Хлыст не появился.
    — Да как ты посмела, сука?! Когда ты успела?!!!! Да будь ты проклята!!!
    Он приготовился отшвырнуть её в бездну, но чёрная тень, малоприметная в пламени Ада, подхватила девушку на руки и впилась клыками в шею — это Пайк почувствовал сильнейшую волну уничтожающей ненависти Химериота и инстинктивно бросился на запах смерти.
    Джейн закричала. Бенедикт рассмеялся. Химериот облизывал губы в шоке от потери первородной силы. Пайк вгрызался в горло Джейн, урча от наслаждения тёплой кровью и невероятно сильной душевной энергией. Это показалось Като до ужаса несправедливым, он дёрнулся к вампиру, чтобы наказать его, но мир неожиданно размыло цветными пятнами и нахлынула мертвецкая слабость — видимо, сказалась потеря крови.
    Последнее, что Като запомнил — острую боль при падении животом на развороченные камни и женственный силуэт Джейн, бессильно падающий в разверзнутую пасть Ада из объятий насытившегося вампира...
    — Лучше красиво умереть, чем жить бесцветно! — голос Хи пронзил гул в голове. Бенедикт опять рассмеялся… И пилот окончательно потерял сознание.

    Эти огненные врата, они не такие уж и страшные оказались… Во всяком случае, не страшнее, чем голод вампира, настигнувший Джейн там, снаружи. И уж точно не страшнее, чем неоправданная ненависть Химериота. Может, девушка поступила неправильно, понадеявшись на себя, и следовало сделать шаг в огненную бездну раньше?...
    Как странно… И холод, и жар одновременно. И так темно, будто не полыхал в портале огонь алых, голубых и фиолетовых оттенков. Джейн даже не сразу поняла, что свободна от физической оболочки — во всяком случае, такой, какую она привыкла ощущать.
    Двигаться сложно, но всё-таки возможно — будто в густом сиропе из расплавленного металла… а может, сильно сжиженного воздуха. И боль — она мучительна, но за свои жизни Джейн повидала и более внушительные страдания. А главное — одиночество!
    Одиночество!
    Вот чего ей так не хватало в последнее время. Толпы малодушных сопровождающих, готовых сбежать или предать в любой момент, утомляют больше любой боли.
    «Люди не так плохи, как мне хочется думать… Но слава героев развращает не меньше, чем слава злодеев — если не больше!» — простая, казалось бы, мысль ударила Джейн подобно молнии. «Герои» — вот кто причина всех неудач! С самого начала надо было искать спутников попроще! Тогда, глядишь, всё получилось бы…
    Итак… Тебя предали, крошка. А любовь Химериота оказалась иллюзией, частью хорошо продуманного плана. Потому что сказок не существует. Потому что миром правят не дураки, отнюдь не дураки.
    И теперь… Погрузиться в обжигающий сироп, закрыть глаза… Стоп! Какие глаза, если и так ни зги не видно?...
    Необычные, признаться, ощущения — напрягать волю, когда на теле нет ни единого мускула, создающего тонус. Но надо — наверняка при старании можно разглядеть хотя бы что-нибудь в этой мгле. «Давай, милая, давай!» — даже слова здесь расплываются в логические образы, теряя телесность. «Давай» — неотвратимое, как Modus Ponens, и «милая» — многообещающее, как Ex Falso Quodlibet.
    Огонь?!... Фрактальная сетка оранжевого, жёлтого, фиолетового огня — или Джейн только почудились светляки многоцветия, загоревшиеся вокруг нее? Но ощущения тоже меняются: на смену однообразной боли приходит стелющийся холод, скорее обволакивающий, чем пронзающий.
    Сияние! То сияние, что уже манило Эльму к себе и спасло от бессмысленного ухода в вечную тьму. «Чисто по-человечески» — неуверенно, как Tertium Non Datur.
    — Ты… Это снова ты?!
    — В последний раз для тебя, создание.
    Голос… Точнее — мыслеобраз голоса. Но даже так его нельзя не узнать.
    — Фир?!!!! Глупый Фир???!!!!!!
    Огоньки задрожали, на мгновение вспыхнув, как солнышки.
    — Всё-таки дошло… Не прошло и полгода, или как там у вас принято выражаться.
    — Но почему?! ПОЧЕМУ?!!!!...


    Волна густого сиропа потянула Джейн в сторону, и тщетно она пыталась ловить усилием воли гаснущие огоньки. Душу наполнила… пустота.
    То ли Фир взял кусочек, то ли слишком отвратительно стало от осознания того, что тебя спасает твой же вечный враг.
    А скорее всего, и то, и другое…
    Тепло поглотило Джейн, дробя логические структуры и обращая их в ощущения…
    «Мамочка, роди меня обратно!»


    — Ааааааа!... Ыыыыыы…
    Акушерка посмотрела на ребёнка и непонимающе пожала плечами.
    — Вроде здоровая девочка. Но почему-то плачет в три ручья… Вот уже двадцать лет принимаю роды, но такого никогда ещё не видела…

    * * *

    Химериот удивился, с какой лёгкостью его приняла Бездна, когда он добровольно ступил в пустоту. Тело вошло в огонь, как в тёплое масло — и глаза перестало резать. Что ж, если это ад, то не такое уж ад отвратительное место, как может показаться суеверному человеку. Скорее — огромная колыбель, расцвеченная огнём и холодом.
    Да, Химериот сделал сознательный выбор. Он не мог позволить себе оставаться живым после такого подлого финала. Не правда ли «он умер, спасая мир» звучит достойнее, чем «он спас мир и пошёл пасти верблюдов на ферму»?...
    «В чём цель моей бывшей жизни? Наверное, прожить красиво. Не сомневаясь, не совершая ошибок. Словно скользя по линии судьбы, будучи ведомым провидением. Чтобы тысячи людей сказали потом: я хочу быть похожим на него. И учили своих детей, что герои никогда не сомневаются».
    Хи застыл посреди феерического пейзажа, контрастируя статичностью с бушующим пламенем. Мимо брели тени демонов — похоже, они его не замечали. То ли из-за отсутствия интереса, то ли просто из-за неспособности видеть.
    «Ну и сколько я ещё тут буду торчать?» — постепенно парню надоело созерцать пляски пламени и причудливые узоры дорог, начертанные на расплавленной земле. Память медленно, но верно, растворялась в новом сознании — холодном и невероятно чувствительном к прекрасному.
    «Пожалуй, я даже рад, что не могу с ними поговорить, — пришёл к выводу Химериот после очередной неудачной попытки выйти на контакт с проходящим мимо демоном. — Все они зациклены на получении выгоды, на том, чтобы играть с другими по своим правилам. Как Аква, как Гея, как Джейн… А мне отвратительна такая психология».
    Огонь полыхнул серебром и ультрафиолетом — какой удивительно гармоничный оттенок! Химериот сделал первый шаг по спирали, загоревшейся под его ногами…

    Бенедикт с любопытством наблюдал за гигантской воронкой, образовывающейся там, где раньше зияла бездна ада. Фиолетовый и оранжевый огонь погас ровно тогда, когда Джейн скрылась в пустоте. А эта серость повалила оттуда сразу после самоубийства Химериота.
    — Кстати, Пайк, ты ещё не понял? — обратился демон к развалинам, где, по его ощущениям, прятался вампир. — Ты сам себе вырыл могилу тем, что полакомился девчонкой.
    Объяснять дальше Бенедикт не стал. Если вампир не дурак, сам догадается. А если дурак — то почувствует, когда начнёт умирать. Джейн обладала сдвоенной душой, и та её часть, что принадлежала Эльмении, была непригодна в пищу вампирам. А он проглотил её вместе с приманкой — нежной энергией шестнадцатилетней девичьей души.
    Мощные силы Эльмении вытряхнут Пайка из телесной оболочки… и он тут же попадёт в воронку ада, так что шансов вернуться в мир живых уже не останется.
    Всё должно прекратиться, когда последний демон вернётся на родину. Воронка затянется, бездна превратится в обыкновенный провал. И никогда уже никакой Фир не сможет править линиями судьбы Бенедикта, дёргая за них, как за струны арфы, даже не ради выгоды — ради пустого искусства.
    Бенедикт стал выбираться из развалин Иммерхальда. Но — удивительное дело! — чем дальше он отходил от бездны, тем сложнее становилось идти. Сила тяготения к воронке медленно нарастала, и Бенедикт запоздало понял, что она разъединяет его с телом…
    Последний демон должен вернуться на родину.
    Да, он помнил об этом обстоятельстве. Но был уверен, что речь идёт только о тех демонах, которые не имеют тела или почти не связаны с ним, как дендроиды.
    Однако проверить обратный факт вряд ли смог бы, учитывая то, что являлся единственным демоном в Сталийном Джихаде, имеющим вполне человеческое тело.
    Воронка захлопнулась сразу за ним. Демон ощутил привычный раздирающий холод… и погрузился в темноту.



    Като. Лазариус. Бел-Адад.

    Корчась от боли, Като слонялся среди развалин, ища летательный аппарат, пригодный для езды. Похоже, что деструктивное поведение в отношении «Китобоя» не оправдало-таки себя. В конце концов пилот наткнулся на летательный бот — любительская штука, но капризничать некогда. Надо лететь в город, искать врача.
    Пустыня встретила Като недружелюбным ветром и песчаной бурей, мешающей видимости. Лететь приходилось вслепую, что вдвойне выводило из себя. Наконец Като добрался до пещерной деревеньки, ощерившейся агрессивными стражами. Двое или трое из них уже приготовились стрелять, но их остановил седовласый старик, чем-то смутно знакомый Като.
    — Я врач, и мои пациенты нуждаются во мне! Может быть, этот человек готов довезти меня до Ализариума, если я предложу достойную плату за проезд.
    Врач! Так это же тот самый старикан, Бел-Адад! Как ни странно, Като не разозлился, вспомнив его имя. Наоборот, даже обрадовался.
    — Эй ты! — Като высунулся из бота. — Если поможешь мне — докачу тебя до твоего чёртова Ализариума.
    — Знаем мы, как верить твоим обещаниям — опыт с сороконожками доказал это в полной мере, — Бел-Адад недоверчиво усмехался, но опытный глаз врача уже изучал травмы Като. — Впрочем, у меня, как всегда, нет выбора. Я принимаю твоё предложение.
    Когда Бел-Адад принялся дезинфицировать раны, пилот не выдержал и взвыл от боли. Гораздо легче не кричать, когда получаешь травму, чем когда её лечат.
    — Да, без обезболивающего тут не обойтись… — протянул врач. Обнажив вену Като, он с микроскопической точностью поставил укол.
    «Не уморит — самому ведь невыгодно…» — рассчитал пилот, позволяя лекарству разойтись по сосудам.
    Постепенно боль ушла. Её место заняло ощущение полёта, как в тот самый момент, когда Като впервые услышал голос Фира. Мир полыхнул яркими, флуоресцирующими красками. Небо — лазурь, песок — золото, на бороде у врача — чистое серебро…
    — Ну вот и всё, — сказал Бел-Адад, перевязывая последнюю рану. — Будешь жить. Теперь полетели.
    Покосившись на вооружённых пустынников, Като предложил врачу место рядом с собой и поспешил развить скорость, чтобы отдалиться от деревни.
    — Убьёшь меня — умрёшь сам. Бросишь или причинишь вред — аналогично, — выдал Бел-Адад, словно прочитав мысли Като. Впрочем, догадаться об этих мыслях представлялось делом нетрудным.
    — С какой радости?!
    — Обезболивающее — наркотик. Очень сильный наркотик. Ты подсел сразу — впрочем, я бил наверняка: по вегетатике видно, что ты этим веществам подвержен. Поэтому первая же ломка сведёт тебя с ума. А делать этот наркотик умею только я.
    — Шайтан подери! — выругался Като.
    — Не психуй. Я сам уже давно пользуюсь им. Думаешь, легко в моём возрасте сохранять такое восприятие и такую самоуверенность, не пользуясь никакими допингами?

    * * *

    Архиепископ Лазариус смотрел на город через незастеклённые окна новоотстроенного Святого Собора. Предстоит проделать ещё очень много работы, чтобы вернуть Ализариуму хотя бы половину былого величия.
    Но самое страшное уже позади.
    Бенедикта Беллума нашли в Иммерхальде какие-то из мародёров. Он выглядел как последний псих: глаза косили, изо рта тягучей струйкой ползла слюна, руки тряслись, голова то и дело дёргалась от тика. Это означало — он освободился от демонической сущности. Мародёры не стали церемониться с безумцем и прикончили его прямо на месте. Это означало — не надо больше печься о красивой легенде.
    А люди всё ещё верили в демонов. И эта вера толкала их к Церкви больше, чем уважение, и больше, чем привычка. Люди всё ещё верили в вампиров. Люди верили даже в нелепую легенду про верховного демона, который питается неоплаченными творческими силами — эту легенду распространил Бенедикт, точнее, то, что вселилось в его тело. Архиепископ был уверен, что ни того, ни другого, ни третьего более не существует, однако легенды рассеивать не спешил.
    Взять хотя бы предание о том, что пока Святой Собор возвышается над городом, бестелесные демоны не способны проникать в мир людей. Бред ведь полный. Ализариум расположен совсем на другом конце Сталийного Джихада, чем Иммерхальд — причём даже не на противоположном, а сбоку. Однако этот бред позволил Архиепископу собрать деньги на повторное возведение Собора в кратчайшие сроки.
    А легенда о неоплаченных творческих силах удачно работает на то, чтобы разбивать самодеятельные группировки бунтарей. Гораздо, между прочим, удачнее, чем тайная полиция. Стоит только намекнуть на проповеди, что мечты о смене власти относятся к тончайшим творческим материям — и бунтари сразу бегут каяться за потуги выдумать новое государство. Прелесть, и только.
    Может, не пошло Сталийному Джихаду во вред разрушение Ализариума. А то ведь могли люди потерять веру окончательно, и что тогда оставалось бы Церкви?...

    * * *

    Бел-Адад очень постарел за последние пять лет. Почти не заметно в нём стало величественное прошлое апостола Махби. Красивый, умудрённый сединами мужчина превратился в сморщенную лысеющую развалину с жёлтыми зубами, к тому же не расстающуюся с табакеркой, где всегда припасена какая-нибудь дурманящая травка «на понюшку». Като тоже изменился. Никогда не страдавший лишним весом, он и вовсе стал как щепка, а вслед за волосами выцвели некогда яростные карие глаза. Он тоже носил с собой табакерку, но не нюхал травку, а курил её. У Като ещё сохранились кое-какие прошлые навыки — ведь им приходилось часто переезжать с места на место. Но, всё больше уходя в мир иллюзий и воспоминаний, он всё меньше уделял внимания телу, и оно, ещё молодое, дряхлело на глазах. Несмотря на болезни, Бел-Адад оставался отличным врачом, а Като — превосходным пилотом. Однако карьера как самоцель давно перестала интересовать их.
    Двое — старик и молодой мужчина — сидели спина к спине и молча наслаждались грёзами — каждый своими. Като потягивал самокрутку и видел, как он снова летит по небу, вдохновляемый Фиром, и мир флуоресцирует всеми оттенками красного, жёлтого, голубого, фиолетового, белого…Бел-Адад, засунув в ноздри свежей травы, представлял себя лежащим на земляничной поляне, вдыхал аромат ягод, и тысячи маленьких фей овевали его трепетом крыльев, мелодично запевая: «Ты спас её… Спас…»
    — Всё-таки мы выродились уже давно, — старик сгорбился, упершись локтями в колени. — Вот, даже мечтать как следует не могу. Всё эта поляна… Как ты думаешь, Като, польстился бы сейчас на нас Фир, будь ему нужна творческая энергия?
    — Да кому нужны старпер и скопец-наркоман? — Като скрестил ноги и аккуратно загасил самокрутку. Травка стоила слишком дорого, чтобы можно было себе позволить выбрасывать её, не докурив. — Всё-таки я идиот, что кастрировал себя. Похоть, хоть она и отвратительна, добавляла в мою душу творческой энергии… пусть и не самого высокого качества. А творческая энергия нужна всегда… Она нужна не только Фиру, она нужна любому человеку, чтобы жить, а не влачить существование, как мы с тобой… Банальщина, конечно… Какой же я дурак был тогда с Джейн. А мог бы – охохо!... — Като зажмурился, призывая сладкие грёзы, но эротические образы отказывались возбуждать рассудок, и даже представления о том, как он разрывает тело Химериота на части и наматывает его кишки ему же на шею, не пробивали на эмоции. Като вздохнул и потянулся к самокрутке. Лучше уж летать с Фиром по небу.
    — Мне пришла на ум странная аналогия, — неожиданно перевёл тему Бел-Адад.
    Паразитический червь. Сначала он живёт в теле хозяина, чтобы впитать его соки, и покидает его, как только насытится — пусть даже и мёртвого. Эта фаза отвечает самоедству — демон питается своей собственной творческой сущностью и доводит себя до полного забвения. Затем червь поселяется в хозяине и постоянно тянет его силы. Но такому червю уже невыгодна смерть хозяина, ибо она приведёт к смерти его самого. Это наш знакомый Фир, который подключался к донорам и брал от них себе на прокорм.
    А потом… червь начинает защищать хозяина от неприятностей, ибо так выгоднее им обоим. Симбионты — не те ли паразиты, только на более высоком уровне?

    Так скажи мне, куда шёл Фир по своей спирали?...

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/downloads/%D0%B7%...-2010raid-full

Страница 7 из 8 ПерваяПервая ... 5678 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •