Плохо! Плохо!:  0
Страница 2 из 3 ПерваяПервая 123 ПоследняяПоследняя
Показано с 11 по 20 из 26

Тема: ФЛГ Преданья старины глубокой

  1. #11
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,006
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 166 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    В Корчевом урочище на берегу озера Верша, рядом со священной рощей стояла землянка Малюты волхва. Был он высок, строен и сед. О былом его прошлом говорил широкий шрам ото лба через переносицу и до левой скулы, след берендейского топора. Теперь, на сколне лет следил он за святым капищем, что в березовой роще. От прочих его землянка отличалась надстройкой в виде башни, с которой можно было обозревать окрестности. Гостей волхв встречал стоя на крытом крыльце лестницы ведущей на эту башню.
    - Сколько тропиночке не виться, а ночевать где-то надо, - полушутя начал разговор Избор. - Гроза на подходе, приютишь ли, отец?
    - Заходите. Кто с добром, тому добром.
    - Кто со злом, тому помелом? - не удержался Дрынка. Он был с самого рождения великим грешником и ни во что потустороннее не верил.
    - Можно и помелом, если со злом, - без улыбки отвечал Малюта, пропуская путников в землянку. Громыхало уже вовсю, но ветра не было.
    - Быть грому великому, - громко рек волхв, вглядываясь в нависшую тьму. - Кровь пролитая жаждет отмщения. Многие головы поплывут по реке к Ельским порогам и не одна мать возрыдает в ночи...
    - Какой милый сельский подвальчик! Я нигде не видал такой уютной корчмы, - развосхищался Неволлен.
    - Это дом святого пастыря, - сдерживая улыбку сообщил Избор. - Здесь не пьют, здесь молятся богам.
    - Ах, вот оно как... - огорчился рыцарь. - Я, пожалуй, помолчу, чтобы не попаль в про сак... так, кажется?
    - И то верно, - подтвердил Дрынка. - Помолчишь, сойдешь за умного.
    Налетел первый порыв ветра и все укрылись под надежной земляной крышей. На шестке стоял горшок с чем-то приятно булькающим. Несколько смоляных лучин над крепким дубовым столом. На столе лежали свитки и даже одна большая книга с медными застежками.
    - Из Херсолеса свитки, - разряжая общее молчание сообщил волхв. - А туда они из самого Ебипта попали. Сожгли тамошний схран свитков, басурмане сожгли. Немного уцелело.
    - О, о! Из самого Ебиптиса? Это как печально, что все сгорело... Но что горит, когда-нибудь должно сгореть. И даже эти камни не вечны... - произнес Неволлен, возлагая руку на печь. - Ай!!!
    - Иностранец, - пояснил Дрынка. - К разбойникам попал. Еще немного бы и...
    - Я фам искренне благодарен! И я не запываю добро.
    - А кто-то и зло помнит всю жизнь, - непонятно к чему прибавил Избор. - Надо бы ребят прежде покормить, отец. От смерти еле ушли. Голодные наверняка.
    Волхв молча поставил котел на стол. Убрал свитки. Нарезал хлеба. Выложил зеленого лука, редиски, огурцов.
    - А ложка у меня одна, - первый раз слегка улыбнулся Малюта. - Ешьте.
    - Мы как все, - возразил было Кейн.
    - Ладно! Молчи и ешь! - понарошку напустился на него Дрынка. - Вот вам моя.
    Пока молодежь ела, гости огляделись. Землянка была укреплена изнутри толстыми бревнами расколотыми вдоль. Печь занимала почти половину объема землянки и видно было, что спал волхв на ней. К стене был приделан круглый росский щит, в углу стоял божок.
    - Отче, ты ясно видящий? - спросил Избор.
    - Немного.
    - Ну, скажи тогда, чем мы не угодили торкам? Почто нам эта напасть?
    Волхв не спешил отвечать. Чем туманился его взгляд, что виделось ему в потрескивающем биении лучины?
    - От сель и вовек и от самого потопа и до днесь это наша земля и воды, и леса наши... и прав трижды князь наш, что воинство собирает, ибо сказано: и на пахоту меч свой бери.
    - Это ты брось, отче, - догадался Избор. - Дрынка княжий человек, но он свой, не скажет.
    - Это верно, - заверил княжий посыльный. - Я сам живу и хорошо живу, грех врать, хорошо и другим даю. Мне что! Я живу легко.
    - Оно может и так, - согласился волхв. - А этот? А эти? Ты-то сам не вчерась ли еще у твиричан тысяцким был? А будет хоть слово, мне завтра на дыбе висеть...
    Гремела буря, дождь шумел, во мраке молнии блистали. Каждый думал о своем.
    - Скажи, мах, - вдруг вступила в разговор полусонная Илания, прикорнувшая на плече Кейна. - Отчего были торки как наши, а наши как торки, а когда... а потом наши били наших... а торков там было трое... всего...
    От старинного "мах" волхв встрепенулся, как петух на заре. Не видя, он глядел на заснувшую девушку и что-то соображал.
    Набравшись из котла спали рыцарь и Кейн. Дрынка тоже посапывал или делал вид. Только Избор по прозвищу Грач прямо и неотрывно смотрел в лицо Малюты.
    - Нынче Буслай возвращается из похода, - как бы про себя сказал волхв. - Надо будет мне с ним переговорить с глазу на глаз.
    - Верно, отче, верно. И меня прихвати. Старый конь бразды не спортит.
    - Тебя, говоришь? - волхв повернулся всем телом и внимательно поглядел в глаза Избору. - Клянись Пероном!
    И Избор поклялся перед идолом быть отныне слепым и глухим, чтобы он не видели не слышал.
    - Ну, добре, - удовлетворился Малюта. - Завтра и тронемся.
    А в печке мирно потрескивал огонь, похожий на косматого, огненного льва.
    На печи Избор почувствовал под тряпьем очертания двуручного меча и улыбнулся.
    Последний раз редактировалось Валера; 30.06.2011 в 03:14.

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/vbdownloads.php?d...downloadid=106

  2. #12
    Бывалый Аватар для Inkognitoo
    Информация о пользователе
    Регистрация
    30.09.2008
    Адрес
    Пермь.
    Сообщений
    988
    Записей в дневнике
    4
    Репутация: 16 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Непроглядная, неосязаемая тьма вокруг.
    Глупые. Глупые люди. Нельзя, нельзя убить мертвое . Даже бессмертные ошибаются. Вы уничтожили моё тело, но суть сохранилась, она до сих пор здесь. По крупицам, мельчайшим пылинкам я собирал своё сознание. Сколько времени прошло? Урывками, в полузабытье я чувствовал, что там, на верху, сменяются столетия, бушуют войны, воздвигаются и рушатся города.
    Скоро, уже скоро, я почти проснулся…


    Одноухий невольно перешел с рыси на медленный шаг. Что? Как? Эта сумасшедшая гонка заманила его сюда?...
    Погоня из своих же, серых собратьев по крови осталась позади, но она всё равно уже не пугала, это пустяк по сравнению с тем, где он…
    Единственное ухо невольно все сильнее и сильнее прижималось к седой голове, черные, лишенные листвы деревья, казалось молчаливо наблюдают за незваным гостем.
    Смерть, здесь всё пахнем смертью, старой как эта черная земля под ногами, но видящей его…
    Одноухий, водивший стаю на гиганта-медведя, тихонько заскулил, он чувствовал силу, безжалостную силу, приказывающую ему умереть, сейчас, здесь, что бы его тело, которое не рискнет утащить не один падальщик, медленно гнило, обнажая под обрывками шкуры грязные куски мяса, слезающие с желтоватых костей…
    Он побежал, так быстро как ни бегал ещё никогда, ни в далеком щенячетве, когда он с товарищами залез в охотничьи угодья росомахи, ни от собственной стаи, когда та решила, что новым, молодым и сильным вожаком станет тот, кто убьет старого, теряющего ловкость и навыки волка.
    Оно осталось далеко позади, а волк всё бежал и бежал, понимая, что не сможет остановится даже если захочет…
    Последний раз редактировалось Inkognitoo; 03.07.2011 в 09:32.

  3. #13
    Маститый Аватар для Nalia
    Информация о пользователе
    Регистрация
    18.09.2009
    Адрес
    Пенза
    Сообщений
    1,371
    Записей в дневнике
    104
    Репутация: 78 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вода. Клюевая, студёная. Набрана в пригорышню, капли, вытекаютщие сковзь пальцы, падают на устилающий землю мох.
    Небо, залитое солнцем-- отражается на поверхности воды, блестит, глаза слепит... Покачивающиеся верхушки деревьев. Потом-- его лицо. Бледное, с выскоими скулами, прядью чёрных волос, упавших на лоб. И-- глаза. Зелёные, со стрелочным зрачком...
    То ли кошачьи, то ли змеиные.
    То ли волчьи.
    Вольга хрипло рассмеялся, и этот смех был поход на волчье рычанье.
    Нехорошо! Он плеснул воду себе в лицо, потом-- снова и снова: слава Свенте, Зверь внутри сердца сжался, и притих, не рычал больше.
    "Всё-таки день в волчьем теле-- предел для меня, -- подумал Вольга. -- Тем более при полной луне". Превращение далось легко и безболезненно, а власть над волчьим телом-- с трудом; потеряй он её, и сейчас бы бегал, выл на полную луну. Многих волхвов, спустивших в своё сердце волчий дух, постигла такая участь, многих. Оборачиваться в кошку или лису-- безопаснее. Но разве достойно истинного волхва впускаить в своё сердце духа такого мелкого зверька?! Волк! Только волк-- вот дух, достойный настоящего мужчины!
    -- И лучшего волхва во всей Руси! -- торжественно провозгласил Вольга, натягивая одежду. -- Лучшего, несмотря на юный возраст! Того, кто когда-нибудь станет править и людьми, и змеями подгорными, и даже торками! Ха!
    Торков в этом ряду было лучше не поминать. Ведь именно из-за них он шёл на риск, оборачиваясь волком в полнолуние. Именно из-за них нёсся в волчьем теле всю ночь. Надо было достичь деревни, пока не произошло непоправимое; когда стало ясно, что, даже загнав коней, деревню до темноты им не достичь, Вольга приказал свите остаться в деревне, а сам, превратившись, отправилься вперёд-- волки-то побыстрее людей бегают. Узелок с одеждой прицепил ремнями на спину, чтобы не голяком народу показываться.
    "Теперь никаких превращений до следующий луны, мяса в рот не брать", -- подумал Вольга, прислушиваясь к Зверю. Тот вроде как уснул, только некрепок был его сон... Ничего, несколько дней поста усыпят его окончательно.
    Всеми этими размышлениями Вольга старался отогнать от себя обидную мысль о том, что он опоздал. Всё было кончено, когда он прибежал на четырёх лапах-- на деревню торков напали... Точнее, не торков. Точнее, всё было запутано, как клубок бараньих кишок, и это, как ни странно, делало поражение волхва менее позорным, но предполагало дальнейшее расследование.
    Что ж-- он, Вольга Всеславич, сын змея по крови и князя Всеслава-- по закону, и должен заниматься расследованиями. Для этого его кормил князь, для этого отдал в учение волхвам. И, наверное, не задушил нежеланного дитятю-- плод насилия неизвестного чудища над любимой женой-- тоже поэтому. Родился от змея, носишь в себе немалую волшебную силу-- плати! Шпионь, вынюхивай, убивай, если приходится-- и всё на благо Руси-матушки и того тупого князька, что сидит за княжеским столом. Никчёмный Святослав. Объявил войну торкам, даже нен позаботившлись узнать, они ли сожгли те самые деревни, поверив слухам, вестям людей, которым никто бы доверять в здравом уме не стал... И почему Всеслав его не свргнет?! Не хочет, чтобы страна снова погрузилась в усобицы, ага...
    "Не он свергнет-- свергну я!" -- грозно подумал Вольга, затягивая волосы в хвост. Дурное застроенье змея было вызвано всё той же неудачей-- Вольга терпеть не мог неудач.
    Запах дыма-- первое, что почуял волчий нос, когда волхв подбежал к деревне. Опоздал, понял он той частью своего разума, которая не бяла занята волком, и зло взвыл. Припустил быстрее.
    Запахи. Дыма, крови, и... чего-то противного, липнущего к шерсти. Так показалось Вольге. Нет, не к шерсти-- к разуму. Какая-то пелдена так и наровила застлать глаза, но волхв изловичлся и уставился на мир волчьими глазами, затаившись в кустах.
    Люди. Они дрались между собой, остервенело, крича... "Торки". Они что, ослепли?! Какие торки, нигде их нету, торков-- торки коренастые и клыкастые, с острыми, поросшими шерстью острыми ушами-- то ли люди, то ли звери. Скрытные жители лесов, оборотни, видящие мир совсем, совсем иначе.
    Волчья натура, чуя кровь, рычала и билась, норовя вырваться наружу. на мгночение Вольга совсем потерял разум; с трудом вернув его, он увидел... торка. Да, он стоял среди людей и держал на руках какую-то девчонку. И, кажется, убивать её не собирался. Что самое удивительное, малолетка не орала от ужаса и не пыталась убежать... "Морок. Всё морок, -- понял волхв, -- они стали жертвой морока...". Тут перед глазами вновь встала кровавая пелена, и очнулся Вольга только в лесу, из-за прикосновения к морде холодной воды.Осознание, кто он такой, мгновенной вспышкой озарило его разум-- и нечеловеческим усилием-- впрочем, он ведь и не был полностью человеком-- Вольга вернул свой привычный облик.
    Ну, слава Свенте. Живой и в разуме. Можно ли мечатть о чём-то большем?
    "Да. О еде, баньке и какой-нибудь деревенской красотке под боком", -- подумал Вольга. Но сейчас надо было найти торков. "Ну можно красотку-торка. Или даже не красотку... Интересно, каковы они?...". Да уж, после того, как вылез из волчей шкуры, почему-то хочется только одного... Вольге большого труда стоило отогнать всякие не относящиеся к делу желания и сосредоточиться на ритуале. А хотел он, не много ни мало, призвать торков. точнее-- позвать. Один ошивается в окрестностях, а где один торк, там почему-то всегда ещё двое. Так они ходят. Тройками.
    "Только откликнутся ли они на зов змея?..."
    Да, вопрос. Змеев мало кто любит. Злобные, похотливые создания-- так говорят о них люди. "На себя посмотрите, лупоглазые морды. Не я вчера резал детей и насиловал баб, а вы", -- мысленно ответил Вольга всем людям и принялся за ритуал.
    Женщина-торк пришла к нему в одном из своих звериных обличий. То ли белка, то ли кошка-- мягко спрыгнула на землю и уставилась на Вольгу неловерчивыми глазами-бусинами.
    "Зачем. Ты. Звал?" -- прошелестело в голове Вольги.
    "Хотел знать, -- говорить с торком мысленно было нелегко, голова сразу же начинала разламываться, -- Хотел знать, что произошло в деревне. Один из вас был там."
    "Не знаем. Не желаем знать. -- кажется, торк имела в виду что-то более резкое, чем "не желаем". -- Он пошёл с ними. Он отделился от нас. Мы продолжаем путь".
    "Мне нужны сведения. Иначе прольётся кровь торков, и не по моей вине".
    "Мы продолжаем своё путь, -- бесстрастный ответ. -- Найди того, кто ушёл. Спроси у него. Спроси у Видящих в деревне неподалёку".
    "Но..."
    "У каждого свой путь. У нас-- свой. У тебя-- свой, дитя хаоса, змея в человеческой плоти. Нам не по дороге", -- последние слова прозвучали явно недружелюбно. Мазнув пушистым хвостом, торк скрылась в зарослях.
    -- Вот и старайся для таких, -- сердито сказал Вольга, после чего ещё раз ополоснул ноющую голову холодной водой.
    И направился на запах дыма-- туда, где когда-то стояла деревня.
    Я отрицаю вашу реальность и заменю её своей. (c) Джон Адам Севидж

    Надо работать, работать надо. Ремешки под касками затянуть потуже, шинели в порядок привести, в кобуру засунуть трудолюбие 36 калибра и марш за мейкер! (с) Tall Men

  4. #14
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,006
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 166 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Тихое, туманистое утро выдалось в моросковии. На проселочную дорогу вышел лось, покрутил ушами и сгинул в подлеске. Дятел отстукивает положенные ему такты лесной песни, ему вторит кукушка и целый хор мелкой лесной птицы. Из травы высунулась морда хорька. Перебежать или нет? Нет! Кто-то спугнул храброго зверя. Ведь теперь уже всем слышно, что приближается человек. И не один, а целый отряд, да еще распевающий во все горло песню, то ли похвальбу, то ли правду, кто знает?

    Помнит люд, как у Черной реки
    Наши дролей крошили клинки,
    Как разбили, погнали врага.
    Тяжела у Буслая рука.

    Боем бей, боем бей, боем бей!
    Мы идем не за сотней рублей!
    Рубим мразь, рубим мразь, рубим мразь
    И за это похвалит нас князь!

    Твирича мы бивали на раз,
    У дракона похитили глаз,
    Даже тограм намяли бока.
    Тяжела у Буслая рука.

    Боем бей, боем бей, боем бей!
    Мы идем не за сотней рублей!
    Рубим мразь, рубим мразь, рубим мразь
    И за это похвалит нас князь!

    Чтоб не сбиться нам ночью с пути
    Воевода всегда впереди.
    Нам любая дорога легка.
    Тяжела у Буслая рука.

    Боем бей, боем бей, боем бей!
    Мы идем не за сотней рублей!
    Рубим мразь, рубим мразь, рубим мразь
    И за это похвалит нас князь!

    И вот он, Буслай - "тяжелая рука", на белом коне, в тускло блестящей мадасской кольчуге, в остроконечном шлеме с забралом в виде черепа и бармицей. За спиной у него круглый щит, слева меч и лук, справа колчан, в одной руке копье, в другой повод. А за ним вся его дружина - один к одному на конях вороных. А вверху - черное знамя с тремя золотыми шишками, по числу великих побед. И толковалось это: кому - шишки, кому - злато, кому - смертная расплата.
    Далеко Буслай видит и ночью, и днем. Вот сейчас остановился на распутье и не видать никого, а он ждет. И верно, показались путники! И не простые, а волхвы. И подождал их воевода, ибо волхвы без великой нужды никуда в такой ранний час не ходят.
    - А поздорову ли отцы в столь ранний час странствуете?
    - А ты слазь, сынок, слазь, мы тебе и расскажем. А лишних ушей нам не надобно.
    И сошел Буслай с коня, послушал странников и услыхал про дела тревожные, досель неведомые.
    - А верно ль сказывали про мороку-то?
    - И про морок, и про колдунка. И горе будет великое, если морок этот на войско падет и посекут вои друг-друга.
    Буслай постоял, подумал, опустив голову.
    - Идите ж до князя, отцы, и все ему доложите, вот как мне.
    - Удаче тебе, воевода.
    И пошли волхвы своей дорогой, а Буслай повернул к старой корчме, что на перекрестке тивирского тракта и большой лужской дороги. Называлась та корчма Яром. А зачем он туда повернул, Буслай и сам не знал. Знал, что именно туда теперь надо. Вот таким он был.

    * * *

    - Ох, Васья! - раздавалось в утренней тиши над разбойничьем лагерем. - Оооооо!
    - Не вздремнуть, не выспаться... - ворчал старый разбойник в драном шушуне, голову приспосабливая к березовому пню .
    - Итыть тебе все спать да спать - и так все бока промял. Сейчас бы мясца, да хлебушка... - отвечал другой, помоложе и покрупнее.
    - Ишь, чего захотел! Мясцо наш атаман сам трескает, да бабу эту ненасытную кормит, чтоб ее пронесло.
    - А ты клади голову, клади - оккурат на плаху! Щас бы топором и...
    В этот момент полы атаманского шатра распахнулись и показался сам батька Шелест, гроза торговых караванов и богатых путников.
    - О чем гутарим, детки мои? - и атаман в чем мать родила скрылся в кустах.
    - Ишь, присказку придумал, "детки" мы его! Худо, Серега, худо... Чует мое сердце, валить нада.
    - А куда? На козел-реку? Там на переправе сторожку этот черт, Буслай, поставил, ходу туда нету, ратники там.
    - На козел вдвоем не ходют, там большие лодьи с товарами. Не пойти ли нам на большой дороге погреться?
    - Говорят, есть такое Ярь-озеро. Кинешь туда монету, скажешь слово заветное и целый мешок золота твой.
    - Врут небось. Лучше ярморочных дней не бывает улова. Вот, помню...
    В это время из кустов выбрался атаман, похлебал водицы из бочки и присел к говорящим.
    - Ну, как служба?
    - Служба не плоха, да померла блоха.
    - Что ж это она померла?
    - Да от голода, батюшка Василий Иваныч, от голода.
    - Да, что ж, я вас не кормлю совсем? Когда это было? Вчерась что ли, целого быка умяли.
    - Позавчера это было...
    - Ну, позавчера. А ты каждый день хочешь трескать? Иди в деревню, к бабе наймись, она тебе будет пироги в рот пихать.
    - В деревне работать надо.
    - А ты ничего не умеешь что ли?
    - Как же... я печником был.
    - И что же?
    - Черт попутал! Деньги у хозяев плохо лежали, вот я и взял. Так и скитаюсь теперь.
    - Не бреши. Взял - ну и что с того? Невелика беда.
    - Так я еще хозяев убил.
    - Ну и дурак.
    - Знаю, что дурак. Так кабы не проснулись, может и сошло бы...
    - Эх, детки, выпить бы ща!
    - А ты все с бабой, да с бабой, а нам голодно...
    - Злая баба. Как комар ненасытная. Не имели ее что ли? Вот как вы, с голодухи...
    - Обложили бы дорогу, глядишь и поели бы...
    - Ладно. Сходите на вылазку. Знаете корчму Яр? Сядьте там и послушайте, чего народ баит. Только оденьтесь как люди.
    - Атаман - батюшка, а по денежке нам! На дело идем важное.
    - Ща, дам. И не напиваться, и в драку не лезть! Пожрете в охотку и слушайте.

    * * *

    - Ох, тяжела ты княжеская служба, все ноги истопчешь! - проклинал судьбу Дрынка. Его лошадь попала ногой в чью-то норку и сломала ногу.
    - Чай привык все верхом, да верхом, совсем по земле ходить разучился! - поддевал друга Избор.
    - И не говори. Хорошая была кобыла, пол-гривны за нее отдал. [ 6 рублей ]
    - Да она пяти рублей не стоит.
    - Так я со всей сбруей покупал. Вот седло старое, ордынское, никому не отдам.
    - Ну и тащи. Сейчас корчма будет. Вон за тем леском, надо лошадям дать отдохнуть.
    - А я, что, не лошадь? Мне тоже надо.
    Отряд стал на треть пешим. На одной лошади ехали Избор и Илания, на другой Неволлен и Кейн, волхв Малюта шел по тропе со скоростью лошадиной рыси и только Дрынка со своим седлом постоянно отставал.
    Долго ли, коротко ли, но дошли они до корчмы.
    В этот ранний час в корчме было пустовато. В углу двое местных оборванцев резались в кости, какой-то господин в европейском платье, но в росских сапогах завтракал, да еще трое крестьян, видно издалека, оглядываясь доставали свой хлеб из походных мешков.
    Корчмарь явно скучал. На его красном широком лице отпечатались покорность судьбе и прожитые за стойкой годы. Скрипнула дверь и вошли шестеро путников.
    - Здорово, Жердяй! - поздоровался Избор. - Принимай гостей.
    - Здорово, Грач! Рад! Всем вам рад! Как обычно?
    - Пожирней что-нибудь. Да квасу. Да медца молодого по ковшу на брата... пожалуй, хватит.
    - Сию минуту!
    - Да вели коням овса задать. Устали наши кони.
    - Дрема! А Дрема?!
    Из боковой двери показалась худая как лучина женщина с заспанным лицом.
    - Заложи овса коням, я готовлю.
    Женщина огляделась и зевая сказала:
    - Вчерашнего поросянка им не давай - с запашком он.
    - А чего я им дам?
    - Достань бок бараний со льда.
    - Это с какой же стати?
    - Видал, среди них, не по-нашему одет? Привередливый, счас вижу.
    - Ну, иди, иди, достану.
    Пока корчмарь готовил еду, а росичи подъедали черные ломти и лук щедро выложенные Жердяем, Неволлен углядел в посетителях знакомое лицо. Им оказался ничего не подозревавший иностранец в росских сапогах.
    - Господин Вальтербол, если не ошибаюсь? [ говорят на фрагском ]
    - Да, это моя фамилия... с кем имею честь?
    - Сомневаюсь в ее наличии. Кажется мы с вами не договорили по поводу одного ночного приключения возле моста Дельпрюи?
    - Вы... Неволлен?! О, боже...
    - Собственной персоной и по-прежнему требую удовлетворения.
    - Но прошло... уже три года... и мы в чужой стране...
    - Для чести нет ни срока давности, ни расстояния. Вы надеялись, что сбежали от меня в эту глухомань, но вы жестоко ошиблись! Предпочитаете быть заколотым здесь или будете защищаться во дворе?
    - Но у меня нет даже оружия.
    - У меня тоже нет. Но я, как лицо пострадавшее, выбираю его.
    С этими словами Неволлен быстро зашел за стойку бара и тут же вернулся с двумя длинными кухонными ножами.
    - Выбирайте любой, Вальтербол! Я зарежу вас как цыпленка.
    Оглядевшись, как бы ища поддержки у присутствующих и не найдя ничего утешительного, Вальтербол понуро двинулся к выходу.
    Все присутствующие с интересом наблюдали происходящее.
    - Кажется, они старые знакомые, - предположил Избор.
    - И наш чем-то недоволен, - добавил Дрынка. - Ого! Наш-то ножи несет!
    - Сейчас будет драка... Господин Неволлен! Что это у вас в руках? - осведомился Избор.
    - Я буду резать этот Вальтербол, - буднично отвечал посол, выходя вслед за иностранцем.
    Все, кроме хозяина, которому подобное было не ново, высыпали на двор. Неволлен уже расстался с одним ножом и теперь требовал, чтобы соперник защищался.
    - Считаю до трех и делаю в вас дырку! Итак... раз! Два!
    - Прекратить! - послышался из-за кустов чей-то властный голос.
    Все повернулись и увидели всадника на белом коне. А вслед за ним и целый отряд на вороных.
    - А вот и воевода, - сказал Малюта.
    - Эх, такое представление загубил! - огорчился Дрынка.
    - Буслай... - о чем-то задумался Избор.
    - Вы не имеет право мне мешайт! - возмутился Неволлен.
    - Господин посол Остергрундии? - спросил Буслай слезая с коня.
    - Да. Я есть посол. Ф чем дело?
    - Я, так понимаю, у вас выяснение отношений с этим господином?
    - Да. Я собираюсь его зарезать.
    - За попытку убийства я должен вас посадить в темницу, но, поскольку вы посол, я обязан в целости и сохранности сопроводить вас к князю. Что вы выбираете?
    - Дайте мне его зарезать и садите.
    - Что у вас с ним?
    - Он... был любовником моей жены и... удрал, испугавшись дуэли.
    - Это так?
    - Я, я! Аллес рихт. Аллес...
    - Десятник! - крикнул Буслай обращаясь к застывшим в отдалении всадникам. - Бери своих и сопроводи этих к князю. Пусть разбирается. Драться не давать.
    - Избор, Малюта, Дрынка, - перешел воевода на оставшихся, когда десять всадников увезли иностранцев. - Уж не ко мне ли вы шли?
    - К тебе, воевода, - ответил за всех Малюта. - Но сперва порадуем хозяина, столько посетителей он давно не видел.
    - А что ж, можно. Привал!
    Последний раз редактировалось Валера; 11.07.2011 в 08:29.

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/vbdownloads.php?d...downloadid=106

  5. #15
    Авторитет Аватар для David Kristens
    Информация о пользователе
    Регистрация
    27.09.2010
    Сообщений
    1,697
    Записей в дневнике
    150
    Репутация: 66 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    ...Интересно, куда нас вел Мартин.

    Дед вёл нас в глубину леса. За ним гуськом семенили детёныши, прижимая к себе свёртки с одеждой.След в след шли двое в одежде нападавших: молодой парень, бестолково вертящий шеей, и девица, сжимающая свой лук. Я шёл последним, держа на руках девочку, глядевшую по сторонам широко распахнутыми глазами. Из всех лишь её взгляд не застилала пелена. Странно, она не проронила ни слова, а ведь детёныши обычно болтливы. Она просто смотрела. Мы молчали.
    Даже когда стих звон оружия и крики, никто не проронил и слова.
    Ещё поговорим.
    Ирве, единый с движением, окружал нас. Он был напряжён: Хоййо осталась в деревне. Должно увидеть, что случилось, есть ли в том наша вина.
    Обжитые места сменились буреломом, кустарником, только звериная тропа вела нас, на середу от Золотого Глаза. Показались сопки, поросшие дубьём. Диво скрылось за пеленой, я хотел напиться им, но лишь едва утолял голод. Парило, подбиралась гроза.
    Всё было и как надо, но не отпускало предчувствие, что одно неверное движение- и этот порядок лопнет. Всё же,я пропустил момент, когда мог что-либо изменить...
    На дороге лежал поваленный дуб, раскинувшее лапы-сучья. Обойти никак: кусты колючие, обходить до темноты. Детям что скатерть, что дорога. А вот дед ломился тяжко, пробираясь по узловатым сучьям, ополченцы кинулись ему помогать: девица тянула наверх, а парень толкал. да только сами запутались. Смотреть на это сил моих не было. Шаг -подо мной острый но крепкий сук, несколько капель времени уходит, чтобы поддержать гармонию прыжка: детёныш на руках делает меня неуклюжим. Шаг- я на стволе. Прыжок-снова на земле, дерево и не дрогнуло. Однако, тащившие старика вздрогнули и он, перелезший уже по самой шири, мешком рухнул на землю. Пришлось придержать его: сломанные кости править некогда.
    Сверху на меня рухнули и двое в одежах с железом, выбив весь воздух. Девочку я оттолкнул, а сам был повален наземь.
    Снова тишина.
    Предгрозовая.
    Холод сковал меня- сбегала сквозь меня навья вода, сочилась в землю. С троих разом. Кажется я закричал. Ирве и Хоййо кричали вместе со мной, как кричат харитоны в воде: без звука, разделяя мой вопль.

    ............
    -Иланька, засада! -парень вскочил, немало помяв мне рёбра.
    -Какого...Каинько,что ж тебя Рожицы обидели! -Девушка приложилась о моё колено. Она была в круглом шелеме, при падении развязавшемся, и побившем ей лоб. Из коса-уточки засочилась кровь.
    Дед лежал рядом, придавив мне руку, и покряхтывал.
    -Р-ребятушки...Малюта...Путята.. .-неуверенно, чуть подвывая начал тот, кого девушка назвала Каином. Он оглядывался на детей, словно видя их в первый раз. Похоже, он ждал увидеть своих соратников, но теперь глаза его не обманывали.: Дедушка, детишки, вы-то откуда тут? Что вас, никак торки-изуверы в плен брали?
    И тут он заметил меня.
    Глупо вышло.
    Он стоял, потирая корки, я лежал.

    -ТОРКИ!! - Он гаркнул так, что всполошил птичьи стаи. Схватил девушку, зачем-то дёрнув ей ухо, поволок за собой:

    -Бежим! - скомандовал он и рванул по правой стороне тропинки в кусты.
    Иланья последовала за ним, оглядываясь и спотыкаясь. -Зачем?!- попыталась было пискнуть она, но дыхание выбивал бег и хлещущие ветки.
    -А думаешь, они нас гостить зовут?! Съедят же!
    -И куда вы?...-Гнаться за ними? А смысл?...Ирве присмотрит за ними. Проводил я их взглядом.
    Страх мужика передался и его соратнице. Оружие они побросали, в панике всегда так: кажется, что оно только мешает бежать. Хотя руби они ветки мечом, быстрее было бы.

    -Куда они побежали? - спросил один из детёнышей.
    - Не знаю...а какая разница? - ответил я.
    Плохо, надо бы и у нападавших, и у деревенских узнать, чего это они ввязались. Ирве не зря старший...Дед смотрел на меня молча, угрюмо, но без вражды.
    Странно это, ведь раз они видели в ополченцах -торков, то должны бы и меня бояться. Я вопросительно поднял бровь.
    -А, некогда. Гроза ж будет. -Ничего не понимающий малец и внучка помогли ему подняться: -Хотел бы убить, так не возился бы. Так идём уж.
    И снова тишина, слабость и вой ветра.

    Не успели мы пройти и пары сопок, как прозвенел над лесом женский вопль:

    - ...я туда не прыгну!...
    Визг.
    Я почувствовал досаду. Ирве видел, как несущиеся в безумной гонке с собственным ужасом люди наткнулись на лесной овражек выточенный Вертлюгой-рекой, бешеной в своих верховьях. Попытались перескочить, но не учли веса железных нашивок и ухнули в воду, едва не утопнув. Течение сносило их, не давая выбраться на берег, береговая глина скользила между пальцами. Разве что не глубоко: по горло.
    Похоже, Ирве придётся оставить меня и идти за ними. Мы слишком далеко от деревни, чтобы искать новых росов-ополченцев, с которыми можно будет поговорить. Забота о младшем -благо, я счастлив, что он так любит меня. Но разведку мы и так почти провалили. По моей вине.
    Мы встретимся там, где будет Хоййо.
    ......................................
    ............................
    ....
    Алый глаз скрылся в паутине туч, когда мы добрались до первой пещеры. На стенах её Старшие старших: Оша и Летящая Ночь, и уйма прочих, чьи имена мы помним. Отдышавшись и стряхнув с себя дар Даждя мы расселись на камнях, у входа глядя на пляску воды.
    -Эхма, хворосту-то сухого не набрали. До утра придётся тутошний тянуть, да мало его...-Как-то хмыкнул Дед.
    Я повёл рукой. Он думал совсем о другом.
    -Я здесь, чтобы многое узнать. -Оглядевшись, я увидел, что девочка соит у меня за спиной и смотрит куда-то вглубь пещеры. Один малец о чём-то всхлипывал на полу, его тормошила маленькая девочка, порой осуждающе глядя на меня. Остальные дети, да и дед просто не отрывались от меня.: -Поэтому спрашивайте. Я отвечу.


    !!!!!!!!!
    Мини-игра! До завтрашнего вечера оставьте в литературной форме возможные вопросы детей торку. ЙА отвечу!
    И! Всю инфу о торкая я разглашаю именно в игре, а не в обсуждении.
    Правило одно! Литературность вопроса!
    Не
    Вызывает антирес вот ещё какой разрез:
    как у вас там ходют бабы:
    (c)
    А:
    Дед крякнул, вспомнив молодость. На ум ему пришёл самый глупый вопрос:как у вас там ходют бабы:в панталонах али без?
    Спрашивать можно (и нужно!) и от лица детей.

  6. #16
    Авторитет Аватар для David Kristens
    Информация о пользователе
    Регистрация
    27.09.2010
    Сообщений
    1,697
    Записей в дневнике
    150
    Репутация: 66 Добавить или отнять репутацию

  7. #17
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,006
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 166 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Совсем сопливый карапуз, которого несли на руках, теперь выполз из угла, где ему постелили на сене, поморгал глазенками и задумчиво произнес:
    - Тё, а ты кто?
    ..........................
    Осмелели и те, кто постарше. Любопытные девчонки поглядывали друг на друга - которая решится первой?
    - А вы нас есть не будете? Мама говорила, что вы детей кушаете. Вы лучше дедушку ешьте, он большой.
    - Много ты понимаешь! - шикнул на нее паренек постарше. - Он же не вкусный!
    ..........................
    От таких слов дети приободрились и даже начали пошаливать.
    - А для чего у вас такие уши? Чтобы лучше слышать?
    .........................
    - А вы родитесь как мы? А то папа говорит, вы из земли вылезаете...
    .........................
    Парнишка долго думая, чтобы спросить, вдруг выпалил:
    - А зачем вы к нам пришли? Нас бы не пожгли...
    ..........................
    - А можно к вам в племя перейти? - спросила самая взрослая девочка. - Ну, не замуж, а так...
    - Да уж, - вступил в разговор до того молчавший дед. - Если у нас там пепелище, может вы нас возьмете к себе?
    .........................
    - А вы кушаете солнышко? А за ночь оно опять отрастает?
    ........................
    За спинами послышался спор, который вылился в серию вопросов:
    - А вы живете на деревьях или в дуплах? Вы в болоте спите? А вы чуму можете насылать? А дождь? А узнавать, где клад зарыт?
    ........................
    Дед не выдержал и цыкнул на мелюзгу. Он и сам был не прочь спросить.
    - От куды мне теперь с детями податься? Если не к вам, то куды? По деревням раздать?

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/vbdownloads.php?d...downloadid=106

  8. #18
    Маститый Аватар для Nalia
    Информация о пользователе
    Регистрация
    18.09.2009
    Адрес
    Пенза
    Сообщений
    1,371
    Записей в дневнике
    104
    Репутация: 78 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Тропа была прямая, не петляла.
    Вольга быстро шагал по обочине, даром что был налегке; к сожалению, особенно легко было в животе, и эта "ноша" легчала через каждую сотню шагов. Несколько земляничин, сорванных на поляне, мало поправили дело.
    От голода Вольга пробовал отвлечь себя мыслями, которые как раз были тяжелы.
    "Морок. Судя по всему, кто-то навёл на деревню один большой морок", -- размышлял он. Это было ясно; только вот кто навёл морок такой силы и зачем?
    -- Чтоб жизнь мёдом не казалось, -- ответил сам же себе Вольга и дал пинка валявшемуся на дороге камушку.
    К разорённой и сожженной деревне он спустился-- пришлось. Она стояла пустой: местные разбежались, дружинники, которые учинили этот кошмар-- тоже. Возможно, разбили лагерь где-то неподалёку. Их Вольга искать не стал: решил, что приоритетнее найти и расспросить торка, покинувшего своих сородичей. С чего, интересно? "Может, побочное действие морока, который наслали на деревню?" -- думал змеёныш, шагая по дороге-- уже босиком; сапоги были сняты и привязаны к поясу.
    Он прошёлся по улицам деревни, обходя валявшиеся то тут, то там трупы. Все они принадлежали поселянам; видимо, своих дружинники уже отволокли, чтобы сжечь на погребальном костре. "Интересно, что они испытали, когда морок рассеялся и стало понятно, что всё это время они убивали невинных людей? -- думал Вольга, перешагивая через тело ещё безусого паренька, глаза которого уже выклевали вороны. -- С другой стороны-- в первый раз им, что ли?". Он криво усмехнулся: зрелище вырезанной деревни тяготело его больше, нежели он желал себе признаваться.
    На плечо мёртвого мальчишки вспорхнул ворон и примерился острым изогнутым клювом.
    -- Эй, птица, хватит уже, -- велел ей Вольга. -- И так уже нажралась по самое не балуйся.
    Ворон скосил на волхва блестящий чёрный глаз.
    -- Дело есть, -- Вольга протянул руку. Ворон вспорхнул на сжатый кулак, продолжая глядеть в глаза. Птица была сыта и настроена благодушно, что волхву было на руку: сил у него было не так много, чтобы заставить ворона что-то сделать. Он осторожно коснулся разума падальщика, ища нужное. Ага... Вот оно: деревня близ тракта, крытая соломой крыша заезжего дома, где остановились те, кто сопровождал Вольгу. Ворон когда-то пролетал над ним, и это воспоминание крепко засело в его маленькой и не очень-то разумной голове.
    -- Лети туда, -- произнёс Вольга. Произнёс не вслух, а сердцем, отчего Зверь внутри беспокойно зашевелился. -- Передай: Не успел. Битва. Морок: кто напустил, пока не знаю. Выясняю. Найти и расспросить дружинников. Я пойду дальше. Время не терпит.
    И, уже вслух:
    -- Лети.
    Ворон плеснул крыльями и поднялся в воздух. Некоторое время Вольга следил за птицей, после чего правился в путь.
    В погоню за сбежавшим торком.
    Даже будь он не так измучен после драки с собственным духом, он бы десять раз подумал, прежде чем бросить вызов торкской стае. Они же почти духи, и мизинцем левой ноги делают такие трюки, для которых волхву-человеку (даже на половину змею) приходится сотрясать небо и землю. Вот если бы у него была своя стая-- хорошо вооружённая дружина в заклятых кольчугах... Одним словом, возможно поговорить с торкской девицей менее вежливо у Вольги не было, как ни крути. А вот с торком-одиночкой, лишённым поддержки сородичей, может, и выйдет.
    Что они делали рядом с деревней? И не они ли-- этот ответ просто напрашивался-- напустили морок? Хоть и непохожа была та девица на волхва, ой, не похожа... Впрочем, она торк. Кто их, торков, знает? "Но ведь именно она послала меня за ним, за ушедшим торком. Уловка? Обман?" -- Вольга не любил, когда его обманывали. Он предпочитал обманывать сам.
    Первым делом, как торчиха ушла, Вольга аккуратно собрал следы её Сущности*, оставшиеся на траве и мхе. Побочный эффект высокой духовной силы: выследить тебя куда легче, если, конечно, ты не постарался замаскироваться.
    А маскироваться они, на счастье Вольги, и не думали. Достаточно было втянуть в себя крупицы их Сущности, как запах цветка, чтобы увидеть внутренним взором всех троих.
    Первой была та самая торчиха, с которой Вольга имел честь говорить. Её он видел наиболее отчётливо, но она была ему не нужна. А дальше его ждал сюрприз, и не сказать, что приятный.
    "Убежавших" торков было два. Их Сущность отличалась от сущности торчихи, но ненамного-- так для чуткого звериного носа запах одного ромашки отличается от другой, растущей рядом. Вольга досадливо цыкнул: задача усложнялась. За каким из двух отправиться в погоню? Один был чуть ближе, и волхв сделал выбор в его пользу**. О том, чтобы превратиться в волка, Вольга мог не мечтать: в этот раз Зверь пожрёт его разум прежде, чем он вздохнуть успеет. Так что не четыре лапы будут ему подспорьем, а человечьи ноги, которых только две...
    Я отрицаю вашу реальность и заменю её своей. (c) Джон Адам Севидж

    Надо работать, работать надо. Ремешки под касками затянуть потуже, шинели в порядок привести, в кобуру засунуть трудолюбие 36 калибра и марш за мейкер! (с) Tall Men

  9. #19
    Хранитель Форума Аватар для Валера
    Информация о пользователе
    Регистрация
    15.04.2008
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    14,006
    Записей в дневнике
    3
    Репутация: 166 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    - Ну, за что же мы выпьем? - спросил Буслай не обращаясь определенно ни к кому, а сразу ко всей честной компании, обычным свои каркающим голосом, которого так боялись провинившиеся воины и который он отечески смягчил как старый князь, подпустив в глаза лучики то ли улыбки, то ли насмешки... - Ехал я разузнать про дела темные в леса дремучие, а тут из лесу сам народ пожаловал! И что все это значит, кто ведает?
    - Напилась земля не водой дождевою, а кровью невинной и вскоре восстанут мертвые из скотских могил и поведут всех без разбора в великия пропасти к Чернобогу царю... - прочел Малюта начало сказания о Чернобоге и Славутиче.
    - Ну, и к чему этот сказ? - спросил Буслай.
    - А к тому, брат, чтобы готов ты был и телом, и духом, и не к легкой прогулке, а к смертному побоищу...
    - Так что ж, Буся, это твой брат? - по приятельски вопросил начавший уже вторую кружку меда Дрынка. - Хороши у него стоялые меды... эй, хозяин! Ты чего в него добавляешь?
    - По матери ты мне брат, а не пойму я тебя, Малюта... А вот ты, тебя я не знаю, скажи ты, - обратился он к Избору.
    - Года три, как дрались мы с тобою под Синь-озером, ты еще мне шишку шелома снес, а мой топор у тебя в щите остался.
    - Аааа... помню, зараза! Твои конники хорошо дрались, только мало их было... с чем пожаловал?
    - Да ни с чем, воевода, возьми на службу, пригожусь! Правда... говорят, единожды предавший и в другой предаст, но не предавал я, а люто был обижен... и ушел из волчьей стаи.
    - И кому ж ты хочешь служить? Кабану, али мне, медведю?
    - Знамо, медведь сильнее. Кабана твоего мы не по слухам знаем, бывал у нас, еще при деде его, Ротае. Да, хм... лучше промолчу... Не показался он нам, мысль его всегда за делом запаздывала, зато руками охочь был махать.
    - Это верно. Старый князь наш умом скор, да не велик ум-то, так что ли?
    - А хоть бы и так, не возьмешь?
    - Возьму. Будешь правду мне говорить. Правда нынче дорого стоит.
    - Зачем он тебе, Буслай? - спросил старый воин, десятник Соловей. - Он же завтра продаст тебя кабану, чтоб на твое место сесть.
    - А кто ему поверит, перебежчику? Мне он будет служить, верой и правдой, как отцу родному. И не перечь мне, Соловей, сам хочешь быть сотником, знаю, да сила твоя не в голове, потому и помереть тебе десятником на роду писано.
    Жердяй не мог не нарадоваться ситуации, хотя вместе с женой и дочерью сбились с ног обслуживая почти сорок едоков, а с некоторых пор и питухов, когда воевода махнул рукой и, как говорят, закрыл глаза на непозволительную в походе пьянку. Видно было, что случившаяся встреча и разговор его устраивал, что был он в хорошем настроении и щедро оплатил пиршество.
    - Улька! Сгоняй в Покровку, пусть Козьма весь запас сюда везет. Все, что есть лучшего и не жмотится! Вина заморского, сколько есть, всё!
    Красавица Уля ловко вскочила на коня и без узды и седла, как амазонка, наметом понеслась к видневшейся вдалеке деревне.
    - Хороша девка! - одобрил Буслай, глядя в раскрытое окно. - Дочь?
    - Дочка, батюшка, дочка. Семнадцатый годок, а все при мне. Не хочет замуж.
    - Без приданова хочешь всучить?
    - Никак нет, батюшка воевода, сама не хочет. Принца ждет, на белом коне.
    - Так я ж на белом! Ха-ха-ха... А девка хороша.
    - Бери, батюшка, девка в самом соку, работящая.
    - Да я уж вижу, что не белоручка. А знамо ли тебе, что я почти что князь?
    - Да слушок был, был, а как же, да не всем слухам верить приходится, время такое...
    - А ты верь! Мой отец Ротай князь, да мать моя, вот с ним, простой ключницей была... ну и меды у тебя... у князя таких не пивал... язык разматывают за милую душу...
    - Хорошие меды, сорокалетние! Из дальних земель свояк мне шлет.
    Вряд ли кто-то догадывался, что меды эти с торгового каравана взятого разбойниками и отданные корчмарю "на реализацию".
    - Пора, воевода, о деле, - сказал Избор, обсасывая баранью кость. Сказал негромко, но твердо. - Пока еще не осоловел совсем.
    - Да, ты прав, Грач, нечасто я пью и легко напиваюсь... Если что, ты мне ногой на ногу наступи, ну если чего болтать начну лишнее...
    - Квасу сюда! - крикнул Избор. - С хреном и укропом!
    Жердяй чуть ли не бегом принес отрезвляющую смесь и неторопливая беседа продолжилась в новом ключе.
    - Морок наведенный, слышь, Буслай, это чья-то черная злоба, - говорил Малюта. - Это черное колдовство и колдунок этот недалече, но невидим он и нет у нас против него ничего.
    - Что ж теперь делать? - спросил Буслай.
    - Сила нужна. Сила силу ломит. Надо в Почуйный скит идти, там святой Василиск живет. Веры он иной, индуйской, но обросел и теперь доживает век свой у нас. Листы у него есть заветные из книги Смертной силы. Нужна нам она.
    - Это не той ли силы, что птичку на лету сбивает и мертвого оживляет? - спросил пьющий и не пьянеющий Дрынка.
    - Оная сила велика есть и издревле волхвующие люди ее по крупицам собирали и в книгу ту заносили. Но не безгранична и она. А потому нужен нам древний артефакт, что хранится на дне сундука княжеского...
    - И это вам известно? - каркнул прищурившись воевода.
    - Известно, брат.
    - Лады. Но смотри, сродник, накличешь беду, первого в расход пущу.
    - Худо будет, если под видом торков холмогоры к нам придут.
    - Это какие, черные, али белые? - не унимался Дрынка.
    - Черные, али белые, какая тебе разница? Все равно утекешь! - хохотнул Буслай.
    - А вот и неправда! Я теперь мечом рубаю будь здоров! Меня Охрим учит.
    - Так вот, воевода, торки не зря приходили. Народ они полуночный*, но девственный. Кто-то на них силу пробует. Да не поддались они, хоть и пришли. А наши...
    - А наши друг-дружку посекли, знаю. Были у меня из Дантоновки волхвы, рассказали.
    - Ого! Там сильные мужи собрались, и что же они поведали?
    - Да ничего толком, а что все плохо. Пустил их до князя. Ум хорошо, а...
    - Полтора лучше! - развеселился Дрынка.
    - Высеку, - только и сказал Буслай. - На счет того артефакта я с князем поговорю. Думаю, что даст на такое дело. Но вы, волхвы, круг вершите, а не по одиночке рыпайтесь. Знаю я вас!
    - А че? Я ничего. Я разве че сказал? - изобразил испуг довольный Дрынка. Подшучивать над старым князем было делом опасным, но общепринятым, особенно на пирах. Еще свежи были предания, когда князь был выборным и в худшем случае за такие речи могли выпороть без каких-либо последствий.
    - Что с тем разбойником будем делать? - спросил вдруг Избор. - Четыре кавалера у него, как ни как посольство...
    - Разбойники были и будут. Этого мы знаем, шкодит, но в меру.
    - Это твои слова или княжеские? - проявил осведомленность Избор.
    - А вам не один шут? Чтобы я тут вам не сказал, к вечеру будет Шелесту известно. - Буслай прошелся взглядом по посетителям корчмы. - Он наш, бывший ратник и кто-то ему сообщает зачем послано войско. Его если брать, то хитростью, а не силой.
    Время на пирах летит быстро. Вот и солнце уже склонилось к закату, а за столами то вспоминали ратные подвиги былых лет, то делились надеждами на будущее, то ссорились и тут же мирились, то снова поддевали друг-друга... Люди дышали полной грудью, что думали, то и говорили, не боясь ни князя, ни воеводы и лишь немного невидимых, но вечно присутствующих богов.
    Когда стемнело, вои ушли спать на сеновал, а воеводе и его друзьям отвели покои в пристройке для гостей. Ратники "трезвого десятка" встали на стражу при лошадях, под окном и у дверей воеводы. Стрекотали кузнечики предвещая тихую, безветренную ночь.

    полуночный* - чародейских кровей, необычный, иноземный, из дальнего мира

    Спойлер И как тебе не стыдно-то, а, Валера?:


    Оборона форта: http://rghost.ru/8kLGxFtD2
    Сделать, чтоб все происходило, как я хочу, - вот, собственно, и весь мейкер!
    Адский Рейд: http://rpgmaker.su/vbdownloads.php?d...downloadid=106

  10. #20
    Авторитет Аватар для David Kristens
    Информация о пользователе
    Регистрация
    27.09.2010
    Сообщений
    1,697
    Записей в дневнике
    150
    Репутация: 66 Добавить или отнять репутацию

    По умолчанию

    Вставить внутрь поста №7 http://rpgmaker.su/showthread.php/11...ll=1#post36154


    Рыба кружила в чаше водопада уже битый час и казалась Иланье лёгкой добычей. Впрочем, в рыбалке она толком и не смыслила ничего. Хотелось есть, болела побитая нога, стучали зубы. Она отжала понёву и подшлемник, едва Каин скрылся в кустах, и развесила под слабые лучи заходящего солнца, остамшись в одном исподнем. До ближайшей палки пришлось проползти пару саженей, зато, опершись на неё и встав Иланья почувствовала себя немного увереннее. Но ступать на ногу всё равно было больно. Сделав пару нетвёрдых шагов девушка замерла. На миг и без того некрасивое лицо и вовсе исказилось гримасой боли и отчаянья, по щекам и из носа потекло. Девушке это не понравилось. Совсем по-звериному рыкнув, она сжала кулаки и пошла к ставшей для неё ненавистной реке. Вода мелководья обожгла ступни холодом, но уняла боль в лодыжке.
    Однако, до кружащей рыбы, казавшейся такой близкой, оставалась ещё пара шагов. Иланья собралась уж поплыть за ней, попробовать схватить руками, как услышала откуда-то сверху голос:
    - Не стоит этого делать.
    Ровный, мужской голос не отговаривал, не приказывал. Словно всё очевидно и известно давным-давно. Будто всему белу свету знамо, что вот эту вот рыба кружит здесь веки вечные и все-то знают, что её нельзя трогать. Вскинумшись, Иланья на пару мгновений ослепла от лучй закатного солнца, отражавшихся в водопаде. Промаргиваясь, заметила только человека, сидящего на корточках саженях в четырёх над ней, возле водопада. Он сильно горбил спину, чтобы смотреть вниз, на неё, но не испытывал никаких беспокойств от явно неудобной позы. Наверное, стоило спросить, кто он, что здесь делает. Только вдруг рыбе вся эта беседа надоест и та уплывёт? А Каин в лесу не найдёт ничего и оба они голодными останутся?
    - Я есть хочу – она упрямо сдвинула брови и даже собралась было топнуть ногой от злости. Вовремя передумала.
    Незнакомец над водопадом повёл из стороны в сторону головой, медленно и плавно. Иланья невольно залюбовалась этим нехитрым движением: вот бы ходить так, аки лыбедь плывёт!
    - Постой здесь, не убегай, ладно? – не видя даже его лица из-за блеска воды, решила, что он улыбается, ей как дитю. – Не убегай никуда, поговорить надо. Она подумала было, что он обойдёт где-то обрыв или спустится по камням. Вместо этого человек скользнул к воде, и словно слился с водопадом. Над водой пронёсся девичий вскрик. Но тут, прямо по центру чаши показалась голова с острыми зубами и впилась в рыбу. На выходе из чаши крутился небольшой мутный водоворот. Незнакомец с шумом втянул в себя воздух и нырнул, скрывшись в мутной реке...
    Девушка, было, решила, что он утоп, когда недалеко от места, где очнулись они с Каином вода расступилась. Он стоял по пояс в воде, и всё равно его роста хватало, чтобы спокойно смотреть ей в глаза. Отойдя на мелководье снова слегка ссутулился и присогнул колени, словно старался казаться меньше, чем есть. А может так и было?...
    Рыба билась у него в зубах и успокоилась после удара о прибрежный валун. Он тщательно обошёл языком каждый зуб, собрал слюну и быстро пару раз сплюнул, засыпав слюнку речными камешками. Иланья поморщилась было, однако, сообразила, что это не со злости или брезгливости. Крестьяне так харкают если чо во всю пасть и делов-то…Ей стало любопытно, что же мешает просто съесть рыбу, которая сама в руки пришла.
    - Смотри, - он длинным острым ногтем провёл по спинке рыбы и отогнул край чешуйчатой кожи. Девушка невольно подалась вперёд. На рыбьем мясе то тут, то там пузырились белые, склизкие на вид бубончики. Как-то извернувшись он поддел один и вытащил оттуда на свет мелкого извивающегося червя. Стало противно.
    - Они селятся в рыбах и заставляют их кружиться на поверхности. Таких едят птицы и звери. И они продолжают жить в животях. Худоба такая. Знахарки иной раз и могут извести. Да только вместе с людём. Бывает.
    Голос вроде и приятный, да уж очень чужой: короткими отрывистыми фразами, как-то отстранённо. Перед каждым словом незнакомец коротко вдыхал. Выдохнув же из себя последнее слово, присел и стал рыть ладонью в песке ямку. Иланья могла поклясться, что никогда раньше его не встречала. Однако такую одежду она где-то видела. Только лица носящих её были искажены злобой или страхом, словно издалека донесся лязг оружия и крики. Внезапная догадка хлестнула как летний ливень: перед ней стоял торк!
    - Сгинь, нечисть! - Выбросив перед собой руку с кукишем взвизгнула ополченка и отшатнулась. Не удержалась на ногах, упала, подняв тучу брызг. Где-то в глубине души надеялась, что услышит Каин и придёт прогнать врага. Но тот, похоже, был далеко.
    - Нечисть? На моих ушах тина не висит, кто из нас не чисть - ещё неведомо, - в голосе явно мелькнули шутливые нотки. Иланья провела по лицу и ушам. Ладонь окрасилась мутно-зелёным, за палец уцепилась водяная травка. Мгновенье девушка с недоумением смотрела на неё, а потом вновь вскинула десницу с кукишем. Торк улыбнулся и виновато развёл руками: -Извини, не могу принять твоё приглашение.
    Она фыркнула, как годовалая кобылка, чем заслужила ещё одну улыбку. Зарделась, опустила руку, но кукиш резжимать не стала.
    - Так и будешь сидеть в воде? Родовицу простужить можешь,- торк вырыл ямку по локоть, опустил в неё рыбу и закопал, тщаельно уплотняя землю. Однако, вставать Иланья не торопилась, сверля его хмурым взглядом.
    -Нога болит,-кивнул он.Не слушая возражений и откровенной брани подошел, поставил её на ноги, придерживая со стороны больной ноги довёл до берега.
    - Без тебя бы, уродич, справилась!
    -Да. Без меня ты бы и в реке не оказалсь.
    Она ожидала всего, что угодно. Равнодушия, ответной брани, даже драки. Но не полного согласия. Это сбило с толку, уже заготовленная злая отповедь забылась. Какое-то время просто сидели на траве. Она - задом, в мокром исподнем (его бы тоже отжать, да неловко как-то). Он - скрючимшись, на корточках.Scan 022ак.jpg
    Последний раз редактировалось David Kristens; 18.08.2011 в 20:44. Причина: !!!Добавлена иллюстрация!!!

Страница 2 из 3 ПерваяПервая 123 ПоследняяПоследняя

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •